Статья 157 ГПК Непосредственность и устность судебного разбирательства
Статья 157 ГПК Непосредственность и устность судебного разбирательства

Статья 157 ГПК Непосредственность и устность судебного разбирательства

Перерыв гпк 5 дней

§ 6. Временная остановка судебного разбирательства

1. Перерыв судебного заседания
2. Отложение разбирательства по делу
3. Приостановление производства по делу

1. Перерыв судебного заседания

Не всякое дело удается рассмотреть в одном непрерывном процессе. Нередко возникает необходимость временной остановки его вследствие перерыва судебного заседания, отложения разбирательства дела или приостановления производства по нему.
Перерыв — это отсрочка продолжения судебного заседания на относительно короткое время, вызываемая главным образом необходимостью отдыха судей или возникновением таких обстоятельств, которые препятствуют продолжению процесса, но могут быть устранены сравнительно быстро и просто.
Перерыв нельзя объявлять непосредственно перед удалением суда в совещательную комнату для постановления решения, в остальном он возможен в любой момент судебного разбирательства. По окончании перерыва процесс не возобновляется, а продолжается. Во время перерыва не допускается рассмотрение других дел (ст. 157 ГПК). Отступление от этого запрещения создает достаточное основание к отмене решения. В случаях вынужденного отложения судом составления мотивировочной части решения на срок не более пяти дней (ст. 199 ГПК) судебное разбирательство считается оконченным в момент объявления резолютивной части решения, после этого действие принципа непрерывности прекращается и рассмотрение других дел до подготовки решения в окончательной форме не исключается.

2. Отложение разбирательства по делу

Под отложением разбирательства понимается такой перенос рассмотрения дела на более позднее число, когда одно заседание оканчивается в незавершенном состоянии и назначается время очередного полностью возобновляемого заседания (ст. 169 ГПК).
Как правило, отложение судебного разбирательства является следствием плохо проведенной подготовки дела к рассмотрению или неявки в судебное заседание лиц, без участия которых нельзя вести процесс. Практически вся проделанная до отложения работа становится напрасной, участники процесса оказываются перед необходимостью повторной явки в суд. Затягивается окончательное урегулирование спора.
Статья 22 СК предусматривает специальное основание отложения сроком до трех месяцев разбирательства дела о расторжении брака для примирения супругов. Эта мера является вполне оправданной, и здесь отложение нельзя расценивать в качестве обстоятельства отрицательного порядка.
Преимущественно суд откладывает разбирательство дела, основываясь на собственном усмотрении. Такое отложение принято называть факультативным, но в некоторых случаях отложение должно быть обязательным, так как необходимость его предписывается законодательно (например, ст. 167 ГПК). Поскольку при отложении разбирательства судебное заседание оканчивается, а новое начинается с самого начала, принцип непрерывности в период между такими двумя заседаниями не действует. Определение об отложении разбирательства дела обжалованию в вышестоящий суд не подлежит, но постановивший его суд может сам изменить дату возобновления процесса.

3. Приостановление производства по делу

Приостановление производства по делу — это временная и полная остановка всех процессуальных действий по делу, вызываемая наступлением указанных в законе обстоятельств, препятствующих дальнейшему судопроизводству.
В этом случае дело хотя и не окончено, но полностью до возобновления снимается с производства. Приостановление подразделяется на обязательное и факультативное в зависимости от оснований, которые устанавливаются законом и расширительному толкованию не подлежат.
В силу ст. 215 ГПК суд обязан приостановить производство по делу в случаях:
— смерти гражданина, если спорное правоотношение допускает правопреемство, или реорганизации юридического лица, которые являются сторонами в деле или третьими лицами с самостоятельными требованиями. К смерти гражданина приравнивается объявление его умершим. Если правоотношение неотделимо связано с личностью умершего и поэтому не допускает правопреемство, дело прекращается, поскольку приостановление его становится бессмысленным;
— признания стороны недееспособной или отсутствия законного представителя у лица, признанного недееспособным. При этом подразумевается, что утрата дееспособности произошла уже после возбуждения дела. По смыслу закона применение этого основания возможно лишь при наличии судебного решения о признании гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным. При частичном ограничении дееспособности приостановление разбирательства возможно только по предусмотренным законом правоотношениям;
— участия ответчика в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного или военного положения, а также в условиях военных конфликтов или просьбы истца, участвующего в боевых действиях либо в выполнении задач в условиях чрезвычайного или военного положения, а также в условиях военных конфликтов;
— невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве. Здесь предполагается не любая взаимосвязанность дел, а только такая зависимость, при которой рассмотрение данного дела вообще невозможно до урегулирования вопроса, выходящего за рамки спорного правоотношения;
— обращения суда в Конституционный Суд РФ с запросом о соответствии закона, подлежащего применению, Конституции РФ.
В ст. 216 ГПК перечислены обстоятельства, дающие право суду по собственной инициативе или по ходатайству участвующих в деле лиц приостановить судопроизводство:
— нахождение стороны в лечебном учреждении;
— розыск ответчика;
— назначение судом экспертизы;
— назначение органом опеки и попечительства обследования условий жизни усыновителей по делу об усыновлении (удочерении) и другим делам, затрагивающим права и законные интересы детей;
— направление судом судебного поручения в соответствии со ст. 62 ГПК.
На первый взгляд основания к приостановлению судопроизводства сформулированы так, что связаны лишь с интересами истца и ответчика. На самом деле действие ст. 215, 216 ГПК равным образом распространяется и на третьих лиц с самостоятельными требованиями, поскольку их положение аналогично процессуально-правовому статусу истца (ст. 42 ГПК).
Сроки приостановления производства регулируются ст. 217 ГПК. Приостановление оформляется определением суда, которое может быть обжаловано в вышестоящий суд. Возобновляется производство по приостановленному делу также определением суда по его собственной инициативе либо по просьбе лиц, участвующих в деле.

Источник

Статья 157 ГПК РФ. Непосредственность и устность судебного разбирательства

1. Суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи.

2. Разбирательство дела происходит устно и при неизменном составе судей. В случае замены одного из судей в процессе рассмотрения дела разбирательство должно быть произведено с самого начала.

3. Во время перерыва, объявленного в судебном заседании по начатому делу, суд вправе рассматривать другие гражданские, уголовные, административные дела, а также дела об административных правонарушениях.

После окончания перерыва судебное заседание продолжается, о чем объявляет председательствующий. Повторное рассмотрение исследованных до перерыва доказательств не производится.

1. Комментируемая статья содержит три важных принципа гражданского процессуального права. Несмотря на то что указанные принципы относятся к принципам гражданского процессуального права в целом, их проявление связано, прежде всего, со стадией судебного разбирательства.

В ч. 1 изложен принцип непосредственности судебного разбирательства. Принцип непосредственности направлен на такое рассмотрение дела, при котором судья лично воспринимает все исследуемые доказательства.

Известный русский процессуалист Е.В. Васьковский так характеризовал принцип непосредственности: «Принцип непосредственности может быть выражен таким положением: суд должен устанавливать фактические обстоятельства дела по возможности на основании личного ознакомления с относящимися к ним доказательствами, давая при этом преимущество первоначальным перед производными или, если употребить отрицательную формулировку: между судом и исследуемыми фактами должно быть возможно меньше посредствующих инстанций» .

Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 2003. С. 110.

Аналогичного подхода к принципу непосредственности придерживались ученые и впоследствии. М.А. Гурвич выделял субъективную сторону непосредственности (суд первой инстанции обязан «самолично» исследовать доказательства по делу) и объективную сторону этого принципа (доказательства должны быть, как правило, взяты из первоисточников) .

Читайте также:  Москва афиша бесплатных событий

Советский гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.А. Гурвича. М., 1975. С. 35.

В ч. 1 комментируемой статьи изложен именно субъективный аспект принципа непосредственности. Независимо от предварительного ознакомления со всеми материалами дела, суд обязан в судебном заседании, в котором разрешается дело, исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи.

Если объяснения сторон, показания свидетелей, заключения экспертов и консультации и пояснения специалистов даны по делу ранее, в предыдущих судебных заседаниях (например, свидетель допрошен в порядке, установленном ст. 170 ГПК РФ), они оглашаются судом в судебном заседании, в котором окончательно исследуются материалы дела и дело разрешается по существу.

Аналогично исследуются показания участников процесса, данные другому суду в порядке выполнения судебного поручения (ст. 62 ГПК РФ) и полученные судом в порядке обеспечения доказательств (ст. 65 ГПК РФ).

Нарушение принципа непосредственности исследования доказательств может повлечь признание их полученными с нарушением закона, а выводы суда, основанные на таких доказательствах, — необоснованными. При значимости этих доказательств для установления обстоятельств дела и разрешения спора такое нарушение может повлечь отмену или изменение решения суда. Например, если в основу решения суда положены показания свидетелей, которые допрошены судом ранее, но не оглашены в судебном заседании при разрешении дела по существу, такое решение может быть отменено (п. 2 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ).

Принцип непосредственности изложен не только в ч. 1, но и в ч. 2 ст. 157 ГПК РФ, будучи выражен в требовании неизменности состава суда, рассматривающего дело и исследующего доказательства. Состав суда при рассмотрении дела должен быть неизменен. В противном случае непосредственность исследования доказательств достигнута быть не может, поскольку вновь введенный в состав суда судья неизбежно окажется не осведомленным непосредственно о тех доказательствах, которые были исследованы судом ранее, без него. На случай возникновения необходимости замены состава суда (например, если входивший ранее в состав суда судья при коллегиальном рассмотрении дела заболел) закон предусматривает возможность замены состава суда, но предписывает произвести разбирательство дела с самого начала. В гражданском процессе соблюдение этого правила не вызывает серьезных сложностей, поскольку при отложении судебного разбирательства рассмотрение дела всегда производится сначала (ч. 3 ст. 169 ГПК РФ).

2. Часть 2 комментируемой статьи содержит положение об обязательной устной форме разбирательства по делу.

Принцип устности взаимосвязан с принципом непосредственности. Как писал Е.В. Васьковский, устность определяет внешнюю форму, в какой процессуальный материал должен быть представлен суду и воспринимаем им, а непосредственность — способ восприятия материала: личное ознакомление с ним по первоисточникам .

Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 2003. С. 117.

Принцип устности относится к числу древнейших принципов судебного процесса. В ходе исторического развития судопроизводства он трансформировался от исключительно устного к преимущественно письменному, а затем — к процессу, сочетающему устность и письменность судебного разбирательства.

Известный русский дореволюционный процессуалист Е.А. Нефедьев, исследуя историческое развитие этого принципа, писал, что в ранний период своего развития процесс у всех народов был устным, что объясняется прежде всего малым распространением письменности. Сторонам устная форма давала возможность вести между собой спор в присутствии суда и уличать перед судом друг друга в неправде. Однако в дальнейшем исключительно устная форма судопроизводства была признана недостаточной, так как все, что происходило на суде, а также и содержание решения, сохранялось лишь в памяти лиц, участвовавших в деле или присутствовавших на суде, что являлось недостаточно точным способом сохранения информации. В судопроизводство стали вводиться письменные начала, которые постепенно усиливались ввиду наличия значительных преимуществ у письменной формы разбирательства. Среди таких преимуществ Нефедьев Е.А. выделял следующие: 1) более точное изложение позиций сторон в письменных заявлениях; 2) отсутствие необходимости явки в заседания суда; 3) возможность более взвешенно и аргументированно изложить свою позицию; 4) обеспечение возможности более внимательно изучить составленные письменно документы судом; 5) отпадение надобности тратить суду значительное время на заседание; 6) исключение возможности игнорирования каких-либо доводов сторон судом. Резюмируя, Нефедьев Е.А. отмечал, что указанные преимущества письменной формы состязания сторон сравнительно с устной не могли не влиять со своей стороны на постепенное устранение устной формы состязания и не могли не вести к тому, что в процессе устанавливался исключительно принцип письменности, т.е. принцип, в силу которого объяснения и заявления сторон имеют юридическое значение лишь при том условии, что они даны в письменной форме. Однако внедрение письменного процесса привело в результате к усложнению судебной деятельности и медлительности процесса (дела рассматривались до 20 — 30 лет), исключению публичности и гласности из судебной деятельности. Судебная реформа 1864 г. вернула устность процесса. Было признано, что устное производство имеет значительные преимущества перед письменным, так как оно дает возможность достигнуть большей быстроты в движении процесса, дает возможность суду непосредственно от тяжущихся слышать их объяснения, устраняет преобладающее значение канцелярии в процессе; открывает для суда возможность свободной оценки доказательств судом и для установления гласности процесса, а также возможность выяснять для себя неясные обстоятельства дела, задавая вопросы сторонам .

См.: Нефедьев Е.А. Основные начала гражданского судопроизводства // Избранные труды. Краснодар, 2005. С. 13 — 25.

В дальнейшем необходимость устного судебного разбирательства не подвергалась сомнению. Устность гражданского процесса была закреплена во всех процессуальных кодексах советского периода (ст. 94 ГПК РСФСР 1923 г., ст. 146 ГПК РСФСР 1964 г.; ГПК РСФСР 1923 г. допускал даже устное заявление о возбуждении гражданского дела) и воспроизведена ст. 157 действующего ГПК РФ.

Устность процесса закреплена в ст. 240 УПК РФ. АПК РФ прямо не упоминает о принципе устности, хотя фактически разбирательство дел в арбитражных судах также осуществляется устно.

Конечно, устность процесса сочетается с письменной фиксацией самого хода судебного заседания в протоколе судебного заседания и письменным изложением многих доказательств (заключения эксперта, письменные объяснения сторон и третьих лиц и т.п.), ходатайств и заявлений участников процесса. Многие ученые говорят о действии в гражданском процессе принципа сочетания устности и письменности.

Содержание принципа устности в настоящее время А.Ф. Воронов характеризует так: «Принцип устности судебного разбирательства состоит в том, что в судебном заседании передача информации от одного участника процесса другому (обмен информацией) совершается обязательно в устной форме, что не исключает передачу этой же информации в иных формах. и письменной или иной фиксации этой передачи. Если говорить очень кратко, то принцип устности состоит в том, что в судебном разбирательстве «все проговаривается» .

Воронов А.Ф. Принципы гражданского процесса: прошлое, настоящее, будущее. М., 2009. С. 95 — 96.

3. Как и прочие принципы, принцип устности развивается. В гражданском процессуальном праве выдвигаются предложения об усилении письменных начал процесса по отдельным категориям дел и на отдельных стадиях (прежде всего, проверочных) процесса.

В обоснование таких предложений их авторы ссылаются на позицию Европейского суда по правам человека по вопросу соотношения устного и письменного процессов, которая заключается в том, что при разрешении судом исключительно вопросов права при отсутствии спора о фактах письменный процесс является достаточным.

Читайте также:  Шесть продуктов в которых больше всего витамина C

Пример: в Постановлении от 20 мая 2010 г. по делу «Ларин против России» Европейский суд указал: «Что касается требования об устном слушании, оно не является обязательной формой состязательного процесса, особенно в вышестоящих инстанциях, где письменные процедуры могут быть более целесообразными. Слушание может быть не обязательным при конкретных обстоятельствах дела, например, когда не затрагиваются вопросы факта или права, которые не могут быть адекватно разрешены на основе материалов дела и письменных объяснений сторон».

Проявлением тенденции усиления письменных начал гражданского процесса является введенное в гражданское судопроизводство Федеральным законом от 2 марта 2016 г. N 45-ФЗ упрощенное производство (глава 21.1), в рамках которого рассмотрение и разрешение гражданского дела происходит без устного слушания исключительно на основании письменных материалов, представленных сторонами.

4. Принцип непрерывности, сформулированный ч. 3 комментируемой статьи, заключается в установленном законодательном запрете рассмотрения судьей (судьями) других дел (уголовных, гражданских, административных) в процессе рассмотрения гражданского дела.

Это требование распространяется не на все судебное разбирательство по гражданскому делу, а на одно судебное заседание по нему, поскольку разбирательство дела после его отложения начинается сначала (ч. 3 ст. 169 ГПК РФ). Это значит, что если суд отложил судебное разбирательство, то рассмотрение им других дел не будет свидетельствовать о нарушении принципа непрерывности. Например, разбирательство дела может быть отложено на следующий день по причине необходимости предоставления стороной дополнительного доказательства. Никаких ограничений к рассмотрению в период между первым и вторым (отложенным) судебным заседаниями других дел не имеется. Если же суд объявил перерыв в судебном заседании до следующего дня по той же причине, он не вправе до завершения прерванного судебного заседания рассматривать другие дела.

Следует отметить, что в последние годы процессуальные отрасли права последовательно отказываются от указанного принципа, признавая его неэффективным и не согласующимся с принципом процессуальной экономии. Так, указанный принцип исключен из уголовного (УПК РФ), арбитражного (АПК РФ) процессов и не включен в административный процесс (КАС РФ). Это значит, что при перерывах рассмотрения уголовных и административных дел судами общей юрисдикции и всех дел, рассматриваемых арбитражными судами, судьи вправе рассматривать иные дела, материалы или разрешать отдельные процессуальные вопросы. Таким образом, принцип непрерывности продолжает действовать только в гражданском процессе.

Однако и в гражданском процессе его действие не столь значительно. В частности, нарушение судом указанного принципа не отнесено к числу существенных нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену решения суда (ч. 4 ст. 330 ГПК РФ), и очень редко признается иным нарушением норм процессуального права, влекущим отмену решения суда, поскольку его нарушение не влияет на результат разрешения дела.

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 21 июля 2016 г. N 34 в Государственную Думу РФ направлен подготовленный Верховным Судом РФ законопроект о внесении изменений в ГПК РФ, предусматривающий отказ от принципа непрерывности (законопроект находится на рассмотрении Государственной Думы РФ под номером 1134278-6).

Отказ от принципа непрерывности предложен и Концепцией единого Гражданского процессуального кодекса РФ, в которой отмечено, что со временем принцип непрерывности стал препятствовать быстрому рассмотрению отдельных заявлений и ходатайств, а также дел ввиду запрета их рассмотрения в период перерывов в судебных заседаниях; в период постоянно растущей нагрузки в судах было бы уместно отказаться от принципа непрерывности судебного заседания.

Источник комментария:
«КОММЕНТАРИЙ К ГЛАВЕ 15 «СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО» ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 14 НОЯБРЯ 2002 Г. № 138-ФЗ»
Н.Ф. Никулинская, 2017

Пунктом 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» разъяснено, что в силу статьи 157 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации одним из основных принципов судебного разбирательства является его непосредственность, решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом первой инстанции в судебном заседании.

Пунктом 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» разъяснено что в силу статьи 157 ГПК РФ одним из основных принципов судебного разбирательства является его непосредственность, решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом первой инстанции в судебном заседании.

Истец Чеботарев Н.Н. не присутствовал в судебных заседаниях при рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций. Однако в силу статьи 157 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации одним из основных принципов судебного разбирательства является его непосредственность, решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом первой инстанции в судебном заседании.

Источник

Должен ли суд вызывать стороны после перерыва в гражданском процессе

В ГПК (в отличие от АПК где все тонкости судебного перерыва подробно расписаны) перерыву в судебном заседании посвящена только ч. 3 ст. 157:

«Во время перерыва, объявленного в судебном заседании по начатому делу, суд вправе рассматривать другие гражданские, уголовные, административные дела, а также дела об административных правонарушениях.

После окончания перерыва судебное заседание продолжается, о чем объявляет председательствующий. Повторное рассмотрение исследованных до перерыва доказательств не производится.»

Остаётся неосвещенным вопрос должен ли суд извещать о дате судебного заседания после перерыва стороны судебного заседания, как присутствовашие, так не присуствовашие при объявлении перерыва?

В одном из дел судьи Волгоградского областного суда по причине того, что судья не известила о перерыве неприсуствовашего ответчика, отменили решение и перешли к рассмотрению дела по правилам первой инстанции. В другом деле (из которого и возник вопрос), судья входящая в президиум Волгоградского областного суда указала следующее: «действующее законодательство не требует извещать не явившихся в заседание участников процесса о времени продолжения заседания после перерыва (в отличие от случаев отложения судебного разбирательства).» Действительно ст. 157 ГПК не содержит такого требования, но с другой сторны ст. 113 ГПК явно указывает на то, что о судебном заседании извещать стороны обязательно, независимо перерыв был или отложение дела. Если применять по аналогии АПК РФ, то там в ч. 5 ст. 163 говорится о том, что не нужно извещать только тех лиц которые присуствовали в судебном заседании до объявления перерыва.

Что вы думаете по данному вопросу коллеги? Поделитесь судебной практикой.

Источник



ВС обязал суды вникать в причины нерасторопности нижестоящих инстанций

Нарушение судами срока изготовления мотивированного решения может стать уважительной причиной для восстановления сроков подачи апелляционной жалобы. Такой вывод содержится в обзоре судебной практики ВС России.

5 июля 2018 года суд первой инстанции удовлетворил иск организации и частично встречный иск. Не согласившись с решением суда, истец подал апелляционную жалобу, приложив к ней заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока для ее подачи. Эта просьба была удовлетворена. Суд первой инстанции исходил из того, что пропущенный срок не является значительным и обусловлен объективными причинами: недостаточным временем для ознакомления с мотивированным решением и составления жалобы.

Однако в апелляции в восстановлении срока было отказано. Дело в том, что доказательств, подтверждающих несоблюдение требований закона о составлении мотивированного решения, якобы представлено не было. А несвоевременное получение организацией мотивированного решения не может быть расценено в качестве уважительной причины для пропуска установленного срока.

С этим уже не согласилась Судебная коллегия по гражданским делам ВС, которая отправила дело на новое рассмотрение. Она указала, что при объявлении только резолютивной части решения суда председательствующий обязан разъяснить, когда лица, участвующие в деле, их представители могут ознакомиться с мотивированным решением суда (ч. 2 ст. 193 ГПК РФ). Это на основании п. 13 ч. 2 ст. 229 названного кодекса должно быть отражено в протоколе судебного заседания.

Читайте также:  Как понять какой лунный день

При этом апелляционная жалоба, представление могут быть поданы в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме, если иные сроки не установлены данным кодексом (ч. 2 ст. 321 ГПК РФ). Течение месячного срока на подачу жалобы начинается согласно ч. 3 ст. 107 и ст. 199 ГПК РФ со дня, следующего за днем составления мотивированного решения суда (принятия решения суда в окончательной форме), и оканчивается согласно ст. 108 ГПК РФ в соответствующее число следующего месяца.

Для правильного исчисления процессуального срока подачи апелляционной жалобы (представления), как указал ВС, суду надлежит определить дату изготовления мотивированного решения суда. То есть установить событие, с которого начинается течение месячного срока на подачу апелляционной жалобы. При этом следует учитывать, что процедура апелляционного обжалования судебного постановления включает две стадии, содержащие установленные на их выполнение сроки: составление мотивированного решения суда, которое в силу ст. 199 ГПК РФ может быть отложено не более чем на пять дней со дня окончания разбирательства дела, и подача апелляционной жалобы, на что срок исчисляется одним месяцем со дня наступления события, которым определено его начало (ч. 3 ст. 107 ГПК РФ). Поскольку дата изготовления мотивированного решения суда является событием, определяющим начало течения срока апелляционного обжалования указанного решения, то право на подачу апелляционной жалобы должно осуществляться с того момента, когда лицо, участвующее в деле, получило реальную возможность ознакомиться с решением суда. В противном же случае несоблюдение судом требований к изготовлению мотивированного решения суда в срок, установленный ч. 2 ст. 199 ГПК РФ, существенно сократит срок на обжалование решения суда в апелляционном порядке, вплоть до полного лишения сторон возможности такого обжалования.

При таких обстоятельствах в случае нарушения судом пятидневного срока составления мотивированного решения (принятия решения суда в окончательной форме) срок подачи апелляционной жалобы начинает исчисляться со дня, следующего за днем изготовления мотивированного решения суда. Кроме того, нарушение судом пятидневного срока составления мотивированного решения может повлечь также позднее получение лицом, принимающим участие в деле, копии мотивированного решения суда, что не может не сказаться на реализации указанным лицом своего права на апелляционное обжалование.

Таким образом, в случае, если нарушение судом установленного ч. 2 ст. 199 ГПК РФ срока изготовления решения суда в окончательной форме повлекло за собой позднее получение сторонами по делу мотивированного решения суда и способствовало существенному сокращению срока на обжалование решения суда в апелляционном порядке либо полному лишению сторон возможности такого обжалования, то срок подачи апелляционной жалобы подлежит восстановлению судом по их заявлению на основании ст. 112 ГПК РФ. Указанные обстоятельства отнесены к уважительным причинам пропуска процессуального срока (п. 8 Постановления Пленума ВС Российской Федерации от 19 июня 2012 года № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Возвращаемся к конкретному делу, которое рассматривал ВС. В заседании 5 июля 2018 года суд разъяснил лицам, участвующим в деле, что мотивированное решение может быть получено в приемной суда 11 июля. При разрешении вопроса о возможности восстановления пропущенного процессуального срока суд апелляционной инстанции исходил из того, что месячный срок исчисляется именно с 11 июля и истекает 13 августа 2018 года (в связи с тем, что 11 августа 2018 года являлось выходным днем). Между тем начало течения срока апелляционного обжалования, как определено действующим гражданским процессуальным законодательством, обуславливается днем изготовления мотивированного решения суда, а не днем, который суд первой инстанции указал для возможности его получения. Как следует из информации о движении гражданского дела, размещенной на официальном сайте суда, мотивированное решение было изготовлено 10 июля 2018 года, в связи с чем срок апелляционного обжалования истекал 10 августа 2018 года. Кроме того, суд апелляционной инстанции не проверял, была ли у общества реальная возможность получить копию мотивированного решения суда, как в день его изготовления, так и в день обращения его представителя с заявлением о выдаче акта (17 июля 2018 года). Не исследовались судом апелляционной инстанции и причины, по которым копия решения суда от 5 июля 2018 года была получена представителем только 31 июля 2018 года.

В итоге надлежащим образом не установлена, не исследована и не оценена объективная возможность подачи апелляционной жалобы в срок, с учетом того, что копия судебного акта, в отсутствие которой реализация права на обжалование в апелляционном порядке невозможна, была получена представителем общества по истечении половины срока обжалования.

Источник

Глава 15. Судебное разбирательство (ст. 154 — 193)

Глава 15. Судебное разбирательство

  • Статья 154. Сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел
  • Статья 155. Судебное заседание
  • Статья 155.1. Участие в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи
  • Статья 156. Председательствующий в судебном заседании
  • Статья 157. Непосредственность и устность судебного разбирательства
  • Статья 158. Порядок в судебном заседании
  • Статья 159. Меры, применяемые к нарушителям порядка в судебном заседании
  • Статья 160. Открытие судебного заседания
  • Статья 161. Проверка явки участников процесса
  • Статья 162. Разъяснение переводчику его прав и обязанностей
  • Статья 163. Удаление свидетелей из зала судебного заседания
  • Статья 164. Объявление состава суда и разъяснение права самоотвода и отвода
  • Статья 165. Разъяснение лицам, участвующим в деле, их процессуальных прав и обязанностей
  • Статья 166. Разрешение судом ходатайств лиц, участвующих в деле
  • Статья 167. Последствия неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей
  • Статья 168. Последствия неявки в судебное заседание свидетелей, экспертов, специалистов, переводчиков
  • Статья 169. Отложение разбирательства дела
  • Статья 170. Допрос свидетелей при отложении разбирательства дела
  • Статья 171. Разъяснение эксперту и специалисту их прав и обязанностей
  • Статья 172. Начало рассмотрения дела по существу
  • Статья 173. Отказ истца от иска, признание иска ответчиком и мировое соглашение сторон
  • Статья 174. Объяснения лиц, участвующих в деле
  • Статья 175. Установление последовательности исследования доказательств
  • Статья 176. Предупреждение свидетеля об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний
  • Статья 177. Порядок допроса свидетеля
  • Статья 178. Использование свидетелем письменных материалов
  • Статья 179. Допрос несовершеннолетнего свидетеля
  • Статья 180. Оглашение показаний свидетелей
  • Статья 181. Исследование письменных доказательств
  • Статья 182. Оглашение и исследование переписки и телеграфных сообщений граждан
  • Статья 183. Исследование вещественных доказательств
  • Статья 184. Осмотр на месте
  • Статья 185. Воспроизведение аудио- или видеозаписи и ее исследование
  • Статья 186. Заявление о подложности доказательства
  • Статья 187. Исследование заключения эксперта. Назначение дополнительной или повторной экспертизы
  • Статья 188. Консультация специалиста
  • Статья 189. Окончание рассмотрения дела по существу
  • Статья 190. Судебные прения
  • Статья 191. Возобновление рассмотрения дела по существу
  • Статья 192. Удаление суда для принятия решения
  • Статья 193. Объявление решения суда

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2021. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Источник