Сквозь високосный год Поэтические хроники Книга первая
Сквозь високосный год Поэтические хроники Книга первая

Сквозь високосный год Поэтические хроники Книга первая

Сквозь високосный год. Поэтические хроники. Книга первая

В сборнике собраны стихотворения, написанные в 2016 году, а также переработанные автором стихи прошлых лет, ранее не публиковавшиеся. Их жанр весьма разнообразен: любовная, гражданская, философская лирика, юмористические и шуточные стихи, басни и пародии, в которых выражено личное отношение автора к текущим событиям нынешнего високосного года.

Оглавление

  • Пришла зима
  • Поседели берёзы
  • Последнее признание
  • Вакханалия зимы
  • Разлучница моя
  • Я иду по январю
  • Утки
  • Кто – он
  • Поездка в Петербург
  • Проклятые дни
  • Вий
  • Мой дом
  • Поэты
  • Вопросы совести
  • Повезло
  • Без меня
  • Страна великих чудаков
  • Мороз
  • В тот день
  • Баллада о вожде
  • Берёзовые сны
  • Моя императрица
  • Что там за краем
  • На Ладоге
  • Снег
  • Семья
  • Понедельник
  • Первая оттепель
  • Стареем мы
  • Грипп
  • Брат
  • Праздник без тебя
  • Влюблённый Рафаэль
  • Судьба
  • Высоцкий
  • Окуджава
  • У каждого свой путь
  • История любви
  • Скрипка Паганини
  • Шерше ля фам
  • Издержки революции
  • Коля Нема
  • Конец января
  • Фантазии
  • Волчий аппетит
  • 29 февраля
  • Блажен, кто верует
  • Любви метаморфозы
  • Возвращение
  • Кукушка
  • Любовница
  • В горах
  • Тмутаракань
  • Грусть
  • Три минуты
  • На Синявинских высотах
  • Тёмная ночь
  • Бомжи

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сквозь високосный год. Поэтические хроники. Книга первая предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Источник



Сквозь года ночами темными

Не отрекаются, любя…Эти слова написала врач в далеком 1944! Дежурство в госпитале длилось 3 суток. После утомительных дней врач отделения нейрохирургии Вероника Михайловна Тушнова, едва дойдя до дома, записала на клочке старой бумаги «Не отрекаются, любя…» И уснула. Ей было всего 33 года. Шел 1944-й.

Стихотворение «Не отрекаются, любя» вошло в сборник стихов Вероники Тушновой «Сто часов счастья» (1965), изданный в год смерти поэтессы. Книгу Тушнова посвятила поэту Александру Яшину — последнему любимому мужчине в своей жизни.

Не удивительно, что из-за посвящения на сборнике многие считают, что «Не отрекаются, любя» имеет непосредственное отношение к Яшину.
На самом деле стихотворение было написано ещё до знакомства с женатым поэтом — в суровый 1944 год, когда Тушнова работала в госпитале.

По этой же причине оно не могло быть посвящено Юрию Тимофееву — второму супругу поэтессы (есть в Интернете и такая версия). Хотя развод с Тимофеевым, действительно, был очень болезненным. Вот только познакомилась эта пара в начале 1950-х — т. е. опять-таки до стихотворения…

На самом деле горьким вдохновителем строчки «Не отрекаются любя» стал первый муж Тушновой и отец её дочери Натальи — Юрий Розинский. Случилось так, что Розинский отправился на фронт, но в семью возвращаться не захотел. Спустя время, будучи сильно больным (и, видимо, никому ненужным), он всё-таки пришёл к Тушновой, чтобы… снова её покинуть.

Романс «Не отрекаются, любя…» на музыку Марка Минкова впервые прозвучал в 1976-м со сцены Московского драматического театра имени Пушкина. Тушнова его уже не услышала.

Двумя годами позже Алла Пугачева, отредактировав, превратила этот романс в одну из своих самых знаменитых песен. Но сначала было слово….

И вот как звучало стихотворение в первозданном варианте.

Не отрекаются, любя.
Ведь жизнь кончается не завтра.
Я перестану ждать тебя,
а ты придешь совсем внезапно.

А ты придешь, когда темно,
когда в стекло ударит вьюга,
когда припомнишь, как давно
не согревали мы друг друга.

И так захочешь теплоты,
не полюбившейся когда-то,
что переждать не сможешь ты
трех человек у автомата.

И будет, как назло, ползти
трамвай, метро, не знаю что там.
И вьюга заметет пути
на дальних подступах к воротам.

А в доме будет грусть и тишь,
хрип счетчика и шорох книжки,
когда ты в двери постучишь,
взбежав наверх без передышки.

За это можно все отдать,
и до того я в это верю,
что трудно мне тебя не ждать,
весь день не отходя от двери.

История любви

Личная жизнь Вероники не складывалась. Дважды была замужем, оба брака распались. Последние годы жизни Вероника была влюблена в поэта Александра Яшина, что оказало сильное влияние на её лирику. По свидетельствам, первые читатели этих стихов не могли избавиться от ощущения, что у них на ладони лежит «пульсирующее и окровавленное сердце, нежное, трепещет в руке и своим теплом пытается согреть ладони».

История любви этих двух замечательных творческих людей трогает и восхищает по сей день. Он — красивый и сильный, уже состоявшийся, как поэт и прозаик. Она — «восточная красавица» и умница с выразительным лицом и глазами необыкновенной глубины, тонко чувствующая, прекрасная поэтесса в жанре любовной лирики.

Читайте также:  Ночь улица фонарь аптека рисунок карандашом

У них много общего, даже день рождения у них был в один день — 27 марта. И ушли они в один и тот же месяц с разницей в 3 года: она — 7 июля, он — 11-го.

Их историей, рассказанной в стихах, зачитывалась вся страна. Влюблённые советские женщины переписывали их от руки в тетрадки, потому что достать сборники стихов Тушновой было невозможно. Их заучивали наизусть, их хранили в памяти и сердце. Их пели. Они стали лирическим дневником любви и разлуки не только Вероники Тушновой, но и миллионов влюблённых женщин.

Где и когда познакомились два поэта неизвестно. Но вспыхнувшие чувства были яркими, сильными, глубокими и самое главное — взаимными. Он разрывался между внезапно открывшимся сильным чувством к другой женщине, и долгом и обязательствами перед семьей. Она — любила и ждала, по-женски надеялась, что вместе они смогут что-то придумать, чтобы быть навсегда вместе. Но в то же время, знала, что он никогда не оставит свою семью.

Поначалу, как и все подобные истории — их отношения были тайными. Редкие встречи, мучительные ожидания, гостиницы, другие города, общие командировки. Но сохранить отношения в тайне не получилось. Друзья осуждают его, в семье настоящая трагедия. Разрыв с Вероникой Тушновой был предопределён и неизбежен.

Что делать, если любовь пришла на излете молодости? Что делать, если жизнь уже сложилась, как сложилась? Что делать, если любимый человек не свободен? Запретить себе любить? Невозможно. Расстаться – равносильно смерти. Но они расстались. Так решил он. А ей ничего не оставалось, как подчиниться.

Весной 1965 года Вероника Михайловна тяжело заболела и оказалась в больнице. Ушла очень быстро, сгорела за несколько месяцев. 7 июля 1965 года, в возрасте 54 лет скончалась в Москве, от рака.

В последние дни жизни поэтессы Александр Яшин, конечно, навещал её. Марк Соболь, долгие годы друживший с Тушновой, стал невольным свидетелем одного из таких посещений. «Я, придя к ней в палату, постарался ее развеселить. Она возмутилась: не надо! Ей давали антибиотики, от которых стягивало губы, ей было больно улыбаться. Выглядела она предельно худо. Неузнаваемо. А потом пришел – он! Вероника скомандовала нам отвернуться к стене, пока она оденется. Вскоре тихо окликнула: «Мальчики…» Я обернулся – и обомлел. Перед нами стояла красавица! Не побоюсь этого слова, ибо сказано точно. Улыбающаяся, с пылающими щеками, никаких хворей вовеки не знавшая молодая красавица. И тут я с особой силой ощутил, что все, написанное ею, – правда. Абсолютная и неопровержимая правда. Наверное, именно это называется поэзией…»

После его ухода она кричала от боли, рвала зубами подушку, съедала губы. И стонала: «Какое несчастье случилось со мной — я жизнь прожила без тебя».

Книгу «Сто часов счастья» ей принесли в палату. Она погладила страницы. Хорошо. Часть тиража разворовали в типографии — так запали в душу печатникам ее стихи.

Сто часов счастья… Разве этого мало?
Я его, как песок золотой, намывала,
Собирала любовно, неутомимо,
По крупице, по капле, по искре, по блёстке,
Создавала его из тумана и дыма,
Принимала в подарок от каждой звезды и берёзки…

Сколько дней проводила за счастьем в погоне
На продрогшем перроне, в гремящем вагоне,
В час отлёта его настигала на аэродроме,
Обнимала его, согревала в нетопленном доме.
Ворожила над ним, колдовала…
Случалось, бывало,
что из горького горя я счастье своё добывала.
Это зря говорится, что надо счастливой родиться.
Нужно только, чтоб сердце
не стыдилось над счастьем трудиться,
чтобы не было сердце лениво, спесиво,
чтоб за малую малость оно говорило «спасибо».
Сто часов счастья, чистейшего, без обмана…
Сто часов счастья! Разве этого мало?

Жена Яшина — Злата Константиновна ответила своими стихами — горько:

Сто часов счастья —
Ни много, ни мало,
Сто часов только — взяла да украла,
И напоказ всему свету,
Всем людям —
Сто часов только, никто не осудит.
Ах оно счастье, глупое счастье —
Двери, и окна, и души настежь,
Детские слезы, улыбки —
Все кряду:
Хочешь — любуйся,
Хочешь — обкрадывай.
Глупое, глупое счастье какое!
Быть недоверчивым — что ему стоило,
Что ему стоило быть осторожным —
Оберегать семью свято,
Как должно.
Вор оказался настырный, умелый:
Сто часов только от глыбы от целой…
Словно задел самолет за вершину
Или вода размыла плотину —
И раскололось, разбилось на части,
Рухнуло оземь глупое счастье.

Читайте также:  Слушать Стас Костюшкин 8212 Караочен

В последние дни перед смертью Вероника Михайловна запретила пускать к себе в палату Александра Яковлевича. Она хотела, чтобы любимый запомнил ее красивой и веселой.

А на прощанье написала:

Я стою у открытой двери, я прощаюсь, я ухожу.
Ни во что уже не поверю, – все равно напиши, прошу!
Чтоб не мучиться поздней жалостью, от которой спасенья нет,
Напиши мне письмо, пожалуйста, вперед на тысячу лет.
Не на будущее, так за прошлое, за упокой души,
Напиши обо мне хорошее. Я уже умерла. Напиши!

Источник

Песни дорог войны. Девушка, помни меня

«Девушка, помни меня» – песня 1943 года на слова Б. Туровского и музыку Оскара Ароновича Сандлера (1910 – 1981) – советского композитора, автора опер, оперетт, музыкальных комедий, балета, музыки к фильмам и спектаклям, песен. Он был заслуженным артистом Казахской ССР (1943), заслуженным деятелем искусств Украинской ССР (1967), кавалером медали «За трудовую доблесть» (1960).

…Было это в 1942 году. В Алма-Ате на Центральной объединённой киностудии художественных фильмов режиссёр Леонид Захарович Трауберг (1902 – 1990) снимал кинокартину «Актриса» по сценарию Михаила Давыдовича Вольпина (1902 – 1988) и Николая Робертовича Эрдмана (1900 – 1970). В фильме затрагивалась актуальная в то время проблема: где больше пользы могут принести артисты – на своём месте, занимаясь привычным делом, или на фронте, сражаясь с врагом вместе с бойцами.

Драматургия фильма строилась на основе взаимоотношений раненного командира Красной Армии Петра Маркова – его играл Борис Андреевич Бабочкин (1904 – 1975) и артистки оперетты Зои Стрельникой – её играла Галина Ермолаевна Сергеева (1914 – 2000), фото – на афише фильма.

Сюжет фильма «Актриса».

Зою Владимировну Стрельникову, известную актрису оперетты, вместе с Театром оперетты эвакуируют в тыл. Там Стрельниковой находят комнату, и она поселяется у строгой Агафьи Лукиничны, у которой сын (майор, командир батальона) на фронте, и она считает, что веселья во время войны не должно быть.

После упрёков хозяйки дома Стрельникова увольняется из театра и устраивается няней в военный госпиталь, где знакомится с раненым майором Петром Николаевичем Марковым (как впоследствии оказалось, сыном Агафьи Лукиничны), у которого повреждены глаза.

Как-то Марков признался, что он страстный любитель оперетты и что даже влюбился в одну солистку. Стрельникова тоже влюбляется в Маркова. Однажды Марков попросил поставить пластинку, которую хранил в тумбочке, где была запись Стрельниковой. Она случайно разбивает пластинку и, чтобы не расстраивать Маркова, исполняет песню самостоятельно. Тогда-то все и догадываются, что под няней Зоей скрывается известная актриса.

После выздоровления Марков уезжает на фронт. Стрельникова вместе с концертами отправляется на передовую.

Так как в фильме должны были звучать фрагменты из различных оперетт, то при съёмках возникли непредвиденные трудности: в то время в Алма-Ате нигде нельзя было достать партитуру хотя бы одной какой-нибудь оперетты. К счастью, в Алма-Ату на несколько дней приехал Ансамбль песни и пляски Центрального Дома культуры железнодорожников во главе с руководителем Исааком Осиповичем Дунаевским (1900 – 1955). Трауберг, зная, что Дунаевский был автором нескольких оперетт, обратился к нему за помощью. Тому не составило большого труда по памяти сделать транскрипции фрагментов из нескольких классических оперетт.

Довольный режиссёр попросил своего спасителя написать также песню, которую должна была исполнить Зоя Стрельникова в конце фильма. Дунаевский согласился и написал несколько вариантов финальной песни, но ни одна из них, по мнению Трауберга, не вписывалась в драматургию фильма. Тут пришла пора ансамблю уезжать из города, и вопрос с песней так и остался нерешённым.

И опять-таки к счастью, в это время на этой же киностудии другой режиссёр – Константин Константинович Юдин (1896 – 1957) тоже снимал фильм на военную тематику и где тоже звучали песни. Картина называлась «Антоша Рыбкин», а музыку к ней писал украинский композитор О.А. Сандлер. Трауберг познакомился с композитором и рассказал ему о своих затруднениях. Тот в свою очередь поведал, что он сочинил в фильму «Антоша Рыбкин» три песни, две из которых в картину вошли, а вот третья, «Фронтовая песня», осталась как бы «бесхозной». Когда Сандлер здесь же исполнил её, то режиссёр понял, что это как раз то, что ему и требовалось.

Читайте также:  Как часто грудничок должен есть ночью

Благодаря «Фронтовой песне» О. Сандлера и Б. Туровского финал картины «Актриса» получился впечатляющим.

Артистка фронтовой бригады Зоя Стрельникова простыми, но доходящими до сердца словами песни напутствовала бойцов воинского подразделения командира Маркова: «Помни Отчизна моя, помни Отчизна меня, за тебя, край родной, на бой, на бой!»

ДЕВУШКА, ПОМНИ МЕНЯ

Ночь темна, не видна в небе луна.
Как усталый солдат, дремлет война.
Только вдали за рекой
Где-то боец молодой
Песнь поет, и звучит тихо она.

Ветер злой, снег сухой крутит в кольцо.
Вижу я пред собой милой лицо.
Девушка, помни меня,
Милая, помни меня!
С фронта славных побед шлю я привет!

Знаю я, у окна старая мать,
Вспоминая меня, станет вздыхать.
Ты не грусти обо мне,
Ты не горюй обо мне.
Возвратится домой твой сын родной!

Снег летит пеленой, ночка темна.
Скоро бой, скоро бой! Слушай, страна,
Помни, Отчизна моя,
Помни, Отчизна, меня,
За тебя, край родной, на бой, на бой!

Фрагмент фильма «Актриса» с фронтовой песней «Девушка, помни меня»:

Вокальный дуэт, существовавший в 1960 – 1980 годах, – тенор Лев Владимирович Полосин (рожд. 1939) и баритон Борис Владимирович Кузнецов (1933 – 2008), заслуженные артисты России, лауреаты всесоюзных и международных конкурсов песни, выступали и с песней «Девушка, помни меня»:

По материалам сайтов Интернета.

Возвращение к содержанию сборника «Песни дорог войны» –http://www.proza.ru/2015/02/16/1876.

Добрый вечер, уважаемый Владимир Михайлович!
Замечательная статья получилась, очень интересно
написали. Всегда приятно узнавать что — то новое
и удивляться: почему раньше этого не знала?
С благодарностью и теплом,

Девушка Эльвира, спасибо, что помните меня! С наступающим Новым Годом! Здоровья, радостей, хорошего настроения! Перезимуем, а там начнутся всякие весенние работы и заботы. С уважением,

Источник

Темная ночь

Тег audio не поддерживается вашим браузером. Скачайте музыку.

«Темная ночь» была написана композитором Никитой Богословским и поэтом Владимиром Агатовым в 1943 году для фильма «Два бойца».

Песни в этом фильме сначала не планировались. Однако вскоре режиссер потребовал от Никиты Богословского лирическую балладу для сцены в землянке.

Из воспоминаний Никиты Богословского:

— Как-то поздно вечером пришел ко мне режиссер картины Леонид Луков и сказал: «Понимаешь, никак у меня не получается сцена в землянке без песни». И так поразительно поставил, точно, по-актерски, сыграл эту несуществующую еще песню, что произошло чудо. Я сел к роялю и сыграл без единой остановки всю мелодию «Темной ночи». Это со мной было первый (и, очевидно, последний) раз в жизни. Поэт Агатов, приехавший мгновенно по просьбе Лукова, здесь же очень быстро, почти без помарок, написал стихи на уже готовую музыку.

Марк Бернес, который всегда учил песни месяцами, подготовил «Темную ночь» буквально за 15 минут. Песню записали, и утром уже снимали сцену в землянке под фонограмму этой песни.

Фильм навсегда стал визитной карточкой Марка Бернеса, получившего за него от правительства орден Красной Звезды, а от одесситов — звание «Почетный житель города Одессы».

Еще до выхода фильма на экран Леонид Утесов, получив от Никиты Богословского ноты песни, записал ее на пластинку. Однако именно интерпретация Марка Бернеса, отличающаяся удивительной искренностью и душевностью, считается классической.

Текст

Темная ночь, только пули свистят по степи,
Только ветер гудит в проводах, тускло звезды мерцают.
В темную ночь ты, любимая, знаю, не спишь,
И у детской кроватки тайком ты слезу утираешь.

Как я люблю глубину твоих ласковых глаз,
Как я хочу к ним прижаться сейчас губами!
Темная ночь разделяет, любимая, нас,
И тревожная, черная степь пролегла между нами.

Верю в тебя, в дорогую подругу мою,
Эта вера от пули меня темной ночью хранила.
Радостно мне, я спокоен в смертельном бою,
Знаю встретишь с любовью меня, что б со мной ни случилось.

Смерть не страшна, с ней не раз мы встречались в степи.
Вот и сейчас надо мною она кружится.
Ты меня ждешь и у детской кроватки не спишь,
И поэтому знаю: со мной ничего не случится!

Источник