Ход карта и участники Курской битвы
Ход карта и участники Курской битвы

Ход карта и участники Курской битвы

Курская битва

Курская битва или битва на Курской дуге — это сразу несколько оборонительных и наступательных операций советских войск против немецко-фашистских захватчиков. Целью битвы было сорвать крупное наступление сил вермахта и разгромить его стратегическую группировку. Курская битва стала одним из ключевых сражений Великой Отечественной войны. Военные операции длились с 5 июля по 23 августа 1943 года.

Курскую битву делят на три этапа:

  1. Курскую оборонительную операцию (5-23 июля);
  2. Орловскую (12 июля — 18 августа);
  3. Белгородско‑Харьковскую (3-23 августа) наступательные.

События Курской битвы

Дата Событие
5 июля 1943 года Вермахт начал операцию «Цитадель». Советская армия держит оборону на Курской дуге. За неделю враг продвигается вглубь обороны на 10 — 12км. На направлении Обоянь — Прохоровка враг продвинулся на 35км.

Предпосылки

Курская битва. Сражения

Курская дуга — это выступ глубиной до 150 и шириной до 200 километров, обращенный в западную сторону, который образовался в центре советско-германского фронта в ходе наступления Красной армии и последовавшего контрнаступления вермахта на Восточной Украине.

Вермахт решил провести стратегическую операцию на Курском выступе. Для этого в 1943 году разработали военную операцию под кодовым названием «Цитадель». Советские войска перешли к обороне Курской дуги и в ходе оборонительного сражения должны были ославить группировки фашистов для перехода советских войск в контрнаступление, которое перешло бы в общее стратегическое наступление.

Действия советских фронтов координировали Маршалы Георгий Жуков и Александр Василевский.

Василевский А. М. «Дело всей жизни» — М.: Политиздат, 1978. :

Казалось, для организации нашего наступления мы сделали все. Однако вскоре в намеченный Ставкой план летнего наступления, предусматривавший нанесение главного удара на Юго-Западном направлении, были внесены существенные поправки. Советской военной разведке удалось своевременно вскрыть подготовку гитлеровской армии к крупному наступлению на Курской дуге и даже установить его дату.

Советское командование оказалось перед дилеммой: наступать или обороняться?

Крупные сражения Курской битвы

Самыми крупными сражениями Курской битвы стали:

  • Курская стратегическая оборонительная операция (5 — 23 июля 1943г.)
  • Орловская (12 июля — 18 авг. 1943г.) стратегическая наступательная операция «Кутузов»
  • Белгородско-Харьковская (3 — 23 авг. 1943г.) стратегическая наступательная операция «Полководец Румянцев»
  • Немецкая наступательную операция «Цитадель».

Наступление противника на Курск началось 5 июля из районов Орла и Белгорода. Со стороны Орла наступала группировка под командованием генерал‑фельдмаршала Гюнтера Ханса фон Клюге (группы армий «Центр»), со стороны Белгорода ‑ группировка под командованием генерал‑фельдмаршала Эриха фон Манштейна (оперативная группа «Кемпф» группы армий «Юг»).

В рамках Курской битвы 12 июля в районе железнодорожной станции Прохоровка в 56 километрах к северу от Белгорода произошло самое крупное встречное танковое сражение Второй мировой войны. Опергруппа «Кемпф» против Советской армии. С обеих сторон в сражении принимали участие до 1200 танков и самоходных установок. После дня танковых сражений, бои перешли врукопашную, участие принимала пехота. За день немецко-фашистские войска потеряли около 10 тысяч человек и 400 танков, им пришлось перейти к обороне.

В тот же день стартовала операция «Кутузов», которая была призвана разгромить орловскую группировку врага. 13 июля войска Западного и Брянского фронтов прорвали оборону фашистов на болховском, хотынецком и орловском направлениях. 16 июля германское командование было вынуждено начать отвод своих главных сил на исходные позиции.

Курская битва. Авиация

Благодаря слаженным действиям сухопутных войск и усилиями 2‑й и 17‑й воздушных армий, а также авиацией дальнего действия, к 23 августа 1943 года советская армия отбросила противника на запад на 140‑150 км, освободила Орел, Белгород и Харьков.

Герой Советского Союза Григорий Пэнэжко:

«… В памяти остались тяжёлые картины… Стоял такой грохот, что перепонки давило, кровь текла из ушей. Сплошной рев моторов, лязганье металла, грохот, взрывы снарядов, дикий скрежет разрываемого железа… От выстрелов в упор сворачивало башни, скручивало орудия, лопалась броня, взрывались танки.

От выстрелов в бензобаки танки мгновенно вспыхивали. Открывались люки, и танковые экипажи пытались выбраться наружу. Я видел молодого лейтенанта, наполовину сгоревшего, повисшего на броне. Раненый, он не мог выбраться из люка. Так и погиб. Не было никого рядом, чтобы помочь ему. Мы потеряли ощущение времени, не чувствовали ни жажды, ни зноя, ни даже ударов в тесной кабине танка. Одна мысль, одно стремление — пока жив, бей врага. Наши танкисты, выбравшиеся из своих разбитых машин, искали на поле вражеские экипажи, тоже оставшиеся без техники, и били их из пистолетов, схватывались врукопашную. Помню капитана, который в каком-то исступлении забрался на броню подбитого немецкого «тигра» и бил автоматом по люку, чтобы «выкурить» оттуда гитлеровцев. Помню, как отважно действовал командир танковой роты Черторижский. Он подбил вражеский «тигр», но и сам был подбит. Выскочив из машины, танкисты потушили огонь. И снова пошли в бой».

Итоги Курской битвы

Потери вермахта составили:

  • 30 отборных дивизий, в том числе 7 танковых,
  • свыше 500 тысяч солдат и офицеров,
  • 1,5 тысячи танков,
  • более 3,7 тысяч самолетов,
  • 3 тысячи орудий.

Потери советской армии были выше. С битвы не вернулись 863 тысячи человек. Под Курском Красная Армия потеряла около 6 тысяч танков.

При этом именно благодаря Курской битвы соотношение сил на фронте резко изменилось в пользу Красной Армии, это был переломный момент, ставший началом разработки стратегического наступления.

Вечером 5 августа 1943 года в Москве жители увидели вспышки артиллерийского салюта в честь освобождения Орла и Белгорода.

Воспоминания о Курской битве

Курская битва. Воспоминания

огда началась Курская битва, 20-я отдельная Сталинградская истребительно-противотанковая артиллерийская бригада, в которой мне предстояло служить, погрузилась в эшелоны и вскоре под Понырями вступила в схватку с врагом. Мы, младшие лейтенанты, выпускники военного училища, прибыли на Центральный фронт, когда бои были уже в разгаре. Ехали через Курск. Город бомбили, он лежал в руинах.

Неподалеку от путей находились последние окопы, куда враг дошел в своем предыдущем наступлении, и мы отправились посмотреть их. Стояли молча. За несколько часов до своего первого боя мы смотрели на вражеский след, оставленный в родной земле, и еще не знали, что отсюда начинался наш победный солдатский путь через годы и через пространства до тех фашистских окопов под маленьким австрийским городком Пургшталь, где последний оборонявшийся гитлеровец бросил автомат и поднял вверх руки.

Как командир огневого взвода 3-й истребительной противотанковой батареи, которой командовал старший лейтенант Ано-приенко, я видел во время Курского сражения только то, что делалось вокруг меня: несколько сот метров впереди, столько же влево и вправо, видел вражеские танки, как они волна за волной надвигались на батарею и как стреляли по ним орудия взвода. Я не вел дневников, потому что нам на переднем крае не разрешалось вести их; не вел еще и потому (если бы разрешалось), что не думал стать писателем и не думал, что со временем записи пригодятся.

Как все бойцы во взводе и на батарее, я жил лишь минутой боя, поединком, вернее, поединками с вражескими танками. Первым орудием командовал старший сержант Приход-ченко, а наводчиком у него был двадцатилетний младший сержант Мальцев. Вторым орудием командовал старший сержант Ляпин. Они были уже испытанными бойцами-сталинградцами и бесстрашно встречали танки врага.

Я хорошо помню, что перед нами простиралось полувыжженное, изрытое воронками гречишное поле и виднелась роща, из которой как раз и выползали танки. Это была отчаянная атака гитлеровцев, все еще надеявшихся прорваться к Курску. Она началась под вечер, и надвигавшиеся танки сливались с черной и дымившейся землей, так что их нельзя было сосчитать. Собственно, считать было некогда…

Я был автоматчиком, и наш взвод находился в резерве. Начался бой. Первые раненые пришли такие радостные, с улыбками. Один пришел, у него рука разломана разрывной пулей (хотя не положено было применять их, но немцы использовали разрывные пули). Рука разломана, и кость видна, а он кричит: «Ура! Ура!» и улыбается. Вот, казалось бы, какой ненормальный: разломана вся рука, а он улыбается?! А ведь это штрафная рота – т.е. штрафники, которых бросали в самые опасные и ответственные участки, их мало прикрывали. Они должны были искупить свою вину перед Родиной кровью. Получил ранение – значит, мобилизовался, уже не штрафник.

Вечером, после боя на поле сотни раненых, и впервые в жизни я услышал, что вера была у людей. На поле стоны и вопли людей: «Братцы, помогите! Братцы помилосердствуйте!» К утру голоса стихали.

По материалам открытых источников

Читайте также:

Источник



Клин клином

Вермахт потерял целую армию под Сталинградом и отдал почти все территории, занятые летом — осенью 1942 года.

Но в марте 43-го выиграл сражение под Харьковом. Устоял под Мгой и Старой Руссой, на Смоленщине и Тамани.

Численное превосходство Красной Армии все возрастало.

Но выучка солдат и офицеров была выше у немцев.

Вырос моральный дух Красной Армии. Типичной стала картина, сложившаяся в 95-й гвардейской стрелковой дивизии: более половины состава стрелковых рот — «молодежь 1924-1925 гг. рождения (17-19 лет)», «решительно настроена на победу в предстоящих боях» 1 .

Но столь же решительно перед Курской дугой были настроены их немецкие ровесники. Они «были готовы на все. Некоторые взводы несли знамена, на которых выделялись золотые буквы надписей: «Молодые львы» или «Мир принадлежит нам» 2 .

Все эти обстоятельства и определили ход и исход начатой 5 июля 1943 года немцами операции «Цитадель».

"Цитадель"

Сил для наступления, которое могло решить исход войны, у рейха уже не было. «Цитаделью» он лишь собирался нанести «Советам» как можно больше потерь — дабы оттянуть свою гибель.

А для этого срезать огромный выступ в линии фронта — Курскую дугу. Чтобы попали в окружение и погибли два фронта — Центральный (генерал армии Константин Рокоссовский) и Воронежский (генерал армии Николай Ватутин).

Удар под основание северного фаса дуги, от Орла, по армиям Рокоссовского, планировалось нанести 9-й армией (генерал-полковник Вальтер Модель). А под основание южного фаса, от Белгорода, по армиям Ватутина — 4-й танковой армией (генерал-полковник Герман Гот).

Преодолев километров по 90, по 100, они должны были соединиться в районе Курска.

Но то, что войска на Курской дуге просто напрашиваются на окружение, было ясно и Сталину с Жуковым.

И в выступе создали мощнейшую оборону.

Четыре полосы. Каждая из 2-3 позиций.

Каждая позиция — из 1-5 линий траншей, множества дзотов и орудийных окопов.

Перед позициями — минные поля.

А к востоку от Курской дуги был сосредоточен в резерве целый фронт (Степной)!

У врага таких сил не было. Но он привлек к «Цитадели» свыше 80 процентов имевшейся у него на Восточном фронте авиации и новую бронетехнику 3 .

5 июля. Прелюдия

«День 5 июля в обычном понимании для нас так и не настал. [. ] Раскаленный диск солнца то всплывал, то тонул в облаках пыли и гари. Низкий гул не прекращался. По мере приближения к передовым позициям он постепенно превращался в оглушающий пульсирующий грохот, в котором еле различались отдельные орудийные выстрелы, разрывы мин и снарядов. [. ] Огромные клубы черного дыма и языки пламени обложили такое большое пространство, что определить линию фронта со стороны было невозможно» (бывший начальник политотдела корпуса Андрей Витрук) 4 .

«Небо в безраздельной власти немецких пикирующих бомбардировщиков. Они то летают друг за другом по замкнутому кольцу, то вытягиваются вереницей. Потом снова вертятся в хороводе, поочередно сбрасывая бомбы. Десятки таких хороводов кружат в небе. И снизу к ним вздымаются столбы дыма и пламени, летят куски лафетов, бревна. « (бывший член Военного совета армии Николай Попель) 5 .

Люфтваффе концентрируют свои силы, а советские истребители высылаются в воздух мелкими группами. Часть их впустую «утюжит воздух» там, где врага нет.

Сами группы (и даже пары) плохо слетаны. И в бою распадаются.

И немец бомбит почти безнаказанно.

«[. ] Трупы некуда было девать, вокруг большая рожь горит, день превратился в ночь, ничего не видно» (бывший командир зенитной батареи Решат Садрединов) 6 .

«Мы видим высоко вздымающуюся, плотную стену из огня, дыма и пыли. Этого уже не переживет никто. «Легкая атака», — так думаем мы» (немецкий пехотинец Фриц Бельке) 7 .

5 июля. Удар

Добротно выстроенная оборона живуча. «Только выбежав из окопа, уже падает наш комвзвода фельдфебель, 2 пулеметчика ранены, меня присыпает землей. Одним прыжком достигаем Оки, по балкам — на другой берег! Сильный огонь вынуждает нас свернуть вправо, в скудное поле. Над нашими головами визжат пули, по-пластунски и по-тюленьи между стерней мы достигаем края зернового поля и лежим в 50 м правее опорного пункта [. ]» (Фриц Бельке) 8 .

Но в бой вступает и немецкая бронетехника.

Тяжелые танки «Тигр», а у Моделя и тяжелые самоходные орудия «Фердинанд». За ними — средние танки и самоходки.

Лобовую броню «тигров» и «фердинандов» советские танковые и противотанковые пушки не пробивают даже в упор. Только мины и тяжелая артиллерия обезвреживают эти чудища.

Так прокладывается путь пехоте.

«Что было дальше, я почти ничего не помню //. В голове звучат взрывы, одни ближе, другие дальше, слышатся крики обезумевших людей [. ] под приказы, еле доносящиеся из-за шума и облаков пыли, идя за танками» (бывший немецкий пехотинец Ги Сайер) 9 .

К концу дня Модель продвигается на семь километров.

Гот — на 8-15. (Танков у него больше, а плотность сил и средств обороны перед ним меньше.)

Первая полоса обороны прорвана. Осталось три.

6 июля. Моря огня

«Под нами — море огня. Дым поднимается на большую высоту: в кабине чувствуется запах гари» (летчик-истребитель Иван Кожедуб) 10 .

«К концу первого дня битвы и в начале второго запах пороха был ощутим даже на высоте 2-3 тысячи метров» (летчик-истребитель Георгий Баевский) 11 .

Это войска Гота столкнулись со вторым эшелоном Ватутина — 1-й танковой армией.

«Несмотря на беспрерывную бомбежку и артиллерийский огонь противника, тов. Шаландин в течение 10 часов героически вел бой. [. ] Тов. Шаландин сгорел в танке на том самом месте, где было приказано держать оборону его взводу» (из наградного листа на 18-летнего лейтенанта Вальдемара Шаландина, подписанного командиром батальона) 12 .

В 1-й танковой быстро решают окопать танки и обороняться. А вот 2-я танковая — резерв Рокоссовского — еще долго пытается нанести контрудар.

Но атаковать в лоб «тигры» и «фердинанды» — самоубийство. Их пушки поражают Т-34 и Т-70 с запредельных для тех дистанций — с 2000 метров.

«Машину Шевцова [. ] подожгли немецкие танки, экипаж вместе с командиром сгорел. Зайцев и Кроливцев со своей машиной ранены, сейчас в госпитале. Поплавский и Середа в этот момент тоже сгорели с машиной, это за 5-е число. Дальше, за 6.VII: машина ст. лейтенанта Плишина вместе с экипажем сгорела от прямого попадания бомб, машина Елина сгорела в атаке со всем экипажем, машина Вьюнникова сгорела в атаке со всем экипажем. Машина Дмитриева сгорела со всем экипажем» (из письма танкиста Зузика своему командиру роты в госпиталь) 13 .

Боевые группы Моделя (танки, мотопехота, артиллерия и саперы) продвигаются еще километра на три.

Боевые группы Гота неустанно ищут слабые места обороны — и на прохоровском направлении прорывают уже вторую ее полосу.

7 июля. Маневры боем

Чуть что — враг вызывает авиацию.

«Там «сваливаются» в пике Ю-87, там отбиваются от атак наши «илы», выше, на встречно-пересекающихся курсах, видны «пешки» и «хейнкели», там и тут, сверкая очередями, поодиночке и парами, звеньями и эскадрильями проносятся истребители. Горящая земля закрыта клубами гари и пыли, на многие сотни метров поднимаются в небо бесчисленные дымы, пересеченные косыми росчерками горящих самолетов» (летчик-истребитель Федор Архипенко) 14 .

«В полку нас, обстрелянных летчиков, было процентов 50-60, остальные — молодежь. Почти все они погибли. [. ] Уже через пару дней они оказывались в такой рубке, где невозможен был щадящий режим. « (Георгий Баевский) 15 .

Но советское командование непрерывно маневрирует артиллерией — подкрепляя опасные участки.

Саперы ставят все новые и новые мины на пути «тигров» и «фердинандов».

И Модель проползает лишь три километра — выйдя к поселку Поныри.

Готу приходится расширять участок прорыва к западу — к реке Пена.

«К вечеру третьего дня непрерывного боя, во время которого нам удалось сомкнуть глаза лишь на полчаса, не более, мы совершенно обезумели: нам казалось, что мы способны на все» (Ги Сайер) 16 .

8 июля. Контрудары

«Все дни Курской битвы — это боевая работа на предельном режиме моторов, сил, нервов» (Георгий Баевский) 17 .

«Могу сказать, что Курскую битву на белгородском направлении по воздействию на психику человека даже сравнить нельзя с учением в районе Тоцкого (в 1954 году. — Авт.), хотя там и была взорвана атомная бомба» (бывший командир танковой роты Борис Иванов) 18 .

Танки, самоходки и бронетранспортеры Моделя стянуты западнее Ольховатки. Их скопление принимают за не отмеченную на карте деревню!

«1-я и 7-я батареи погибли, ввожу в бой свой последний резерв — 2-ю батарею. Прошу помочь боеприпасами. Или устою, или погибну. Рукосуев» (из радиограммы командира истребительной бригады Вениамина Рукосуева) 19 .

И артиллеристы погибают — но отбивают четыре атаки броневого кулака!

Лишь западнее, у Тёплого, враг прогрызает-таки вторую полосу обороны Рокоссовского. Но продвижение за день — всего два километра.

На южном фасе — хуже.

Контрудары свежих танковых корпусов отражены. Вторая полоса обороны Ватутина прорвана и на обоянском (то есть прямо на Курск) направлении. Осталось две.

9 июля. Вклинивание

«Орел и Белгород, Орел и Курск, милые места, где родится самородный жемчуг русской речи, который так бережно, зерно к зерну, нанизывал Тургенев. Соловьям бы свистать в тамошних рощах да девушкам покосные песни петь в эту пору! Чадом и скрежетом застланы дорогие нашему сердцу места. Сжав зубы, вся страна слушает, как со злым урчанием выползают из своих нор вражеские железные гады на исконные наши земли. Но она слышит и грохот пушек наших, что дырявят германскую броню, и нет нынче музыки слаще уху русского человека. « (писатель Леонид Леонов, для газеты «Известия») 20 .

Идут яростные бои на реке Пена.

За Тёплое. За Поныри. «Мы никогда не забудем эту деревню» (ветераны 292-й пехотной дивизии вермахта) 21 .

Немцы продвигаются к Обояни. В бинокль уже можно различить ее постройки.

Общая глубина вклинивания тут уже 35 километров (у Моделя — 15).

10 июля. Кульминация на севере

На северном фасе наступает кульминация сражения!

Вновь собранный Моделем броневой кулак вновь бьет на Тёплое.

Только до 14.30 — шесть атак!

Рев и грохот такой, что не слышно команд. Невозможно вынести раненых.

«Адский концерт, уничтожение, уничтожение с обеих сторон. « (Фриц Бельке) 22 .

Но продвижение Моделя минимально.

Он выдыхается! Кое-где даже отходит на исходные позиции.

«Раненые прибывали в отличном настроении.

— Не поддаемся. Ни шагу не отступаем, как он ни бесится. Он танки, и мы танки. Самолетов наших тучи!» (бывший хирург полевого госпиталя Николай Амосов) 23 .

Однако Гот прорывается за Пену. И направляет 2-й танковый корпус СС на северо-восток — на Прохоровку.

А там оборонительные позиции самые слабые.

11 июля. На Прохоровку!

«Пять дней работали и слушали артиллерию, расспрашивали раненых: «Как там?» Был страх — вдруг наши не удержатся. Но нет, все хорошо. Канонада стала стихать, поступления раненых почти прекратились. Устояли!» (Николай Амосов) 24 .

Да, Модель отчаялся прорваться к Курску!

Он еще ведет бои — но только чтобы сковать противника.

Однако на южном фасе эсэсовцы продвигаются к Прохоровке.

Форсируют Псёл. Оттеснив при этом подошедшую 5-ю гвардейскую армию Степного фронта.

К Прохоровке движется и 3-й танковый корпус армейской группы «Кемпф» (генерал танковых войск Вернер Кемпф) — прорвавший фронт южнее Курской дуги и повернувший на север, на помощь Готу.

«От густой копоти и мы, пехота, были похожи на кочегаров, непрерывно кидающих в топку уголь, в бешеном темпе, в дыму горящих танков, взрывов снарядов, стрельбы всех видов оружия. [. ] Каждый, обливаясь потом, в своем окопе и на своем метровом участке методично делал свою работу, как в гигантском цехе, уже забыв о страхе, отдавшись на волю случая: убьет или не убьет» (бывший минометчик Мансур Абдулин) 25 .

Третья оборонительная полоса Ватутина прорвана.

Но к Прохоровке подходит и 5-я гвардейская танковая армия Степного фронта.

Близится кульминация сражения на южном фасе дуги.

12 июля. Кульминация на юге

5-я гвардейская танковая наносит контрудар под Прохоровкой.

В спешке, почти без поддержки артиллерии, не имея данных о противнике.

А противник — перешел к обороне. И встречает атаки огнем с места.

«Над полем боя висела пелена дыма и пыли. Из этого ада продолжали выкатываться все новые и новые группы русских танков. На широком склоне их расстреливали наши танки. [. ]

Горящие Т-34 сталкивались друг с другом. Повсюду были огонь и дым, удары снарядов и взрывы. Т-34 пылали, а раненые пытались отползти в сторону» (бывший командир танковой роты Рудольф фон Риббентроп) 26 .

«Все горело. Над полем боя стоял непередаваемый смрад. Все было закрыто дымом, пылью, огнем так, что, казалось, наступили сумерки» (бывший командир танкового взвода Василий Брюхов) 27 .

Вместо продвижения — огромные потери. Только батальон майора Петра Иванова прорывается на пять километров — в совхоз «Комсомольский».

Майор и его экипажи сгорают в своих «тридцатьчетверках».

Однако корпус СС остановлен.

А главное, начинается операция «Кутузов» — наступление Западного и Брянского фронтов на Орловской дуге. В тыл Моделю!

И за два до этого, 10 июля, англичане и американцы высаживаются на Сицилии.

Все это вынуждает Гитлера остановить «Цитадель».

P.S. Гот и Кемпф атакуют еще и 13 — 16 июля — но лишь с целью улучшить свои позиции.
А стратегическая инициатива навсегда переходит к Красной Армии.
Это она теперь определяет, где и когда ей наступать. А враг лишь ломает голову, как парировать удары.
Завершается коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны.

1. См.: Замулин В. Н. Прохоровка — неизвестное сражение великой войны. М., 2006. С. 125.
2. Сайер Г. Последний солдат Третьего рейха. М., 2002. С. 201.
3. Горбач В. Над Огненной Дугой. Советская авиация в Курской битве. М., 2007. С. 14.
4. Витрук А. Броня против брони // Военно-исторический журнал. 1983. N 6. С. 76.
5. Попель Н. К. Танки повернули на запад. М.; СПб., 2001. С. 131-132.
6. Драбкин А. В. На войне как на войне. М., 2012. С. 115.
7. Бельке Ф. Дневник солдата. Ржев, 2002. С. 75.
8. Там же.
9. Сайер Г. Указ. соч. С. 220.
10. Кожедуб И. Н. Верность Отчизне. М., 1969. С. 271.
11. Баевский Г. А. С авиацией через ХХ век. М., 2001. С. 86.
12. Цит. по: Замулин В. Н. Курская битва. 70 лет мифов и легенд. М., 2016. С. 54.
13. «Огненная дуга»: Курская битва глазами Лубянки. М., 2003. С. 80-81.
14. Архипенко Ф. Ф. Записки летчика-истребителя. М., 1999. С. 66.
15. Баевский Г. А. Указ. соч. С. 87.
16. Сайер Г. Указ. соч. С. 221.
17. Баевский Г. А. Указ. соч. С. 90.
18. Иванов Б. П. Атомный взрыв у поселка Тоцкое // Военно-исторический журнал. 1991. N 12. С. 81.
19. Цит. по: Казаков В. Разгром гитлеровцев под Курском // Новое время. 1961. N 27 (841). С. 5.
20. Леонов Л. М. Слава России // Леонов Л. М. Собр. соч. В 9 тт. Т. 8. М., 1962. С. 211.
21. Карель П. Восточный фронт. Кн. 2. Выжженная земля. 1943-1944. М., 2003. С. 28.
22. Бельке Ф. Указ. соч. С. 80.
23. Амосов Н. Записки военного хирурга // Наука и жизнь. 1974. N 1. С. 75.
24. Там же.
25. Абдулин М. Г. 160 страниц из солдатского дневника. М., 1985. С. 83.
26. Цит. по: Соколов Б. В. Красная Армия против войск СС. М., 2008. С. 192-193, 194.
27. Драбкин А. Я дрался на Т-34. М., 2005. С. 195.

Источник

Что такое Курская битва

Курская битва — это серия сражений во время Великой Отечественной войны между Красной армией и фашистскими войсками, которые происходили с 5 июля по 23 августа 1943 года.

Место битвы ещё называют Курской дугой, потому как линия фронта вокруг Курска образовывала дугу.

Гитлер планировал окружить советские войска, уничтожить их и двинуться дальше на Москву. Фашистская операция по окружению и уничтожению советских войск под Курском называлась «Цитадель».

Ставка Верховного Главнокомандования пыталась удержать наступательную инициативу после битвы под Сталинградом и продолжить контрнаступление.

Битва за Курск закончилась победой Красной армии. Эти 50 дней сражения считаются самой значимой битвой Великой Отечественной войны. Произошёл коренной перелом хода войны: советские войска перестали отступать и перешли в контрнаступление. Гитлеровская коалиция начала распадаться.

Ход, карта и участники Курской битвы

На Курской дуге советские войска оборонялись на трёх фронтах: Центральном, Воронежском и Степном (создан 9 июля, командующий — И. С. Конев).

Центральным фронтом руководил К. К. Рокоссовский, а Воронежским — Н. Ф. Ватутин.

Вражеские войска состояли из групп армий «Центр» и «Юг». К последней также принадлежала 4-ая танковая группа и оперативная группа «Кемпф».

Курская битва схема расположения войск на начало Курской битвы

Курская битва, схема расположения и движения войск в начале Курской битвы. На левой верхней схеме видна Курская дуга — линия фронта, которая образовывает выступ (в форме дуги).
Источник: Большая российская энциклопедия. Курская битва 1943.

Несмотря на соотношение сил в пользу Красной армии, силы противника были укреплены новой техникой: танками «Пантера» и «Тигр», самоходно-артиллерийской установкой «Фердинанд», штурмовиками «Хеншель», новейшими истребителями и др.

Соотношение сил и орудий

Красная армия Гитлеровская армия
Численность личного состава 1337 тыс. чел. 900 тыс. чел.
Танки и штурмовые орудия 3444 2700
Орудия и минометы 19 902 10 000
Боевые самолеты 2172 2050

Сражения можно поделить на два этапа: оборонительный этап (с 5 по 12 июля) и контрнаступление (с 12 июля по 23 августа).

Оборонительный этап

Курская битва началась 5 июля 1943 года с наступления армии противника. До этого, 4 и 5 июля, советские войска провели огневую контрподготовку.

Красная армия атаковала противника из артиллерии с целью нанести значительный урон его боевой технике и подорвать боеспособность. Впрочем, этих ударов оказалось недостаточно, чтобы значительно задержать наступление армии Гитлера.

Врагу удалось пробить линию обороны и продвинуться ближе к Курску. В результате яростной и организованной обороны советских войск 11 июля наступление гитлеровских войск на Центральном фронте удалось полностью остановить. Противник продвинулся лишь на 8–12 км от линии фронта.

На Воронежском фронте врагу удалось прорвать линию фронта вглубь на 35 км.

Контрнаступление Советской армии началось с Прохоровского танкового сражения 12 июля. Оно было предпринято для того, чтобы сорвать наступление гитлеровской армии.

Прохоровское танковое сражение

Это сражение, которое произошло 12 июля 1943 года, является одним из самых крупных танковых сражений Второй мировой войны. В нём были задействованы более 1100 танков, самоходных-артиллерийских установок и штурмовых орудий.

Сражение произошло возле населённого пункта Прохоровка Белгородской области. Советская 5-ая гвардейская танковая армия под командованием П. А. Ротмистрова противостояла 4-ой танковой армии противника.

Советские танкисты совершили ночной марш-бросок, проделав 30–50 км за одну ночь. К утру 12 июля они начали наступление на танковые силы противника.

Несмотря на то, что это сражение не привело к поражению противника, его наступление было сорвано, враг перешёл к обороне. С 12 июля начинается советская контрнаступательная операция.

Контрнаступление Красной армии

За разгром противника и контрнаступление отвечали Брянский и Западный фронт (на север от Курска, возле Орла), Центральный фронт, а также Воронежский, Степной и Юго-Западный фронты (на юге, Белгородско-Харьковское направление).

12 июля контрудары наносят войска Брянского и Западного фронтов. 5 августа они освобождают от противника город Орёл.

Воронежский и Степной фронты к 23 июля отбросили врага назад и вернулись в исходное положение, которое они занимали до начала битвы. 5 августа войска освобождают Белгород, а 23 августа — Харьков.

В результате контрнаступательных операций врагу нанесено поражение в Курской битве, враг отброшен на 140 км на юге, а линия наступления на фронте была увеличена на 300–400 км.

Итоги, значение и потери битвы за Курск

Победа в Курской битве ознаменовала коренной перелом в Великой Отечественной войне.

Красная армия перехватила наступательную инициативу. После этой битвы враг полностью переходит в оборону. Его преследует поражение за поражением, причём не только в войне с СССР.

Американские и английские войска начинают наступление в Италии, вынуждая её выйти из войны. Это означает распад Гитлеровской коалиции.

Потери советских войск составили свыше 860 тысяч человек, гитлеровской армии — 500 тысяч человек.

Источник

Курская битва. Сражение под Прохоровкой.

Зима 1942–1943 годов для немецких войск была тяжёлой. Вермахт понёс огромные потери в технике и живой силе. Катастрофа под Сталинградом пошатнула авторитет Рейха, обострив внутренние и внешние политические проблемы. Речь о победе Германии в войне уже не шла, немцы могли только надеяться выйти из неё с наименьшими потерями.

Для восстановления политического и военного престижа нацистской верхушке нужна была победоносная кампания против своего главного врага — Советского Союза. Так появилась идея операции «Цитадель» — наступления под Курском. Несмотря на то что шансы на успех операции многими немецкими командирами оценивались крайне скептически, она всё-таки состоялась и закончилась вполне закономерным поражением вермахта.

Одним из ключевых моментов Курской битвы было танковое сражение под Прохоровкой. По количеству задействованной техники оно было одним из самых масштабных за всё время Второй мировой войны. О подробностях этого сражения нам рассказывает кандидат исторических наук Валерий Николаевич Замулин.

Корреспондент: Валерий Николаевич, у станции Прохоровка 12 июля 1943 года состоялось крупнейшее танковое сражение Курской битвы. Информации об этом событии хоть и много, но часто она противоречива.

Валерий Замулин: Начнём с того, что сражение за Прохоровку проходило не только 12 июля. Этот день можно назвать кульминацией и самым драматичным его моментом. А началось оно 10 июля, когда войска 2-го танкового корпуса СС приступили к выполнению приказа командующего 4 танковой армией генерала Г. Гота: взять Прохоровку, чтобы в дальнейшем нанести удар в тыл оборонявшимся здесь советским войскам, прежде всего 69-й армии. В составе корпуса находились три моторизованные дивизии СС: «Мёртвая голова», «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и «Дас Райх». Продолжалось сражение вплоть до 16 июля. В ночь на 17 июля немецкие войска начали отходить из этого района на исходные позиции по линии Белгород — Томаровка — Борисовка.

Корреспондент: Данные о бое 12 июля 1943 года под Прохоровкой в советских, американских и немецких источниках существенно различаются между собой, в том числе и по количеству бронетехники. Сколько танков в нём участвовало?

Валерий Замулин: Основные события с применением значительного числа бронетехники 12 июля под Прохоровкой разворачивались в двух районах. Западнее станции, на так называемом «танковом поле», в течение примерно 9–10 часов боя действовало 514 советских танков и САУ и 210 немецких танков и штурмовых орудий. Южнее станции 158 советских танков и САУ сражались против 119 немецких машин. Итого 1001 бронеединица. Это согласно документам, рассекреченным в конце 1990-х годов.
Распространённая в советской официальной историографии цифра 1500 машин с обеих сторон была намеренно завышенной, она впервые появилась в отчёте штаба 5-й гвардейской танковой армии за июль 1943 года, а затем перекочевала в историческую литературу.

Корреспондент: Зачем было завышать цифры по количеству машин в бою?

Валерий Замулин: Командованию армии важно было показать, что высокие потери, понесённые войсками за 10 часов боя, — это не результат ошибок или просчётов, просто армия участвовала в грандиозном, небывалом сражении. Следовательно, и потери в ходе такого сражения малыми быть не могли. В открытой же печати эти данные впервые были приведены в брошюре «Битва под Курском. Краткий очерк», которая была издана в 1945 году. Цифру в 1500 машин и сегодня можно встретить в печатных и электронных изданиях.

Корреспондент: Какая бронетехника использовалась противоборствующими сторонами под Прохоровкой?

Валерий Замулин: Советской стороной — в основном средние танки Т-34, вооружённые короткоствольной 76-мм пушкой (их было примерно 70%), и лёгкие Т-70 с 45-мм орудием, а также три полка самоходных артиллерийских установок: СУ-76, СУ-122 и СУ-152. Кроме того, в 5-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенанта П. А. Ротмистрова были два полка английских танков «Черчилль Мk IV». Что же касается тяжёлых КВ-1, то на протяжении всех 7 суток сражения здесь их было всего две машины, но непосредственно в боях они не использовались.

У дивизий СС в распоряжении были штатные танки Pz.Kpfw III, Pz.Kpfw IV, САУ StuG, а также самоходные установки «Хуммель» и «Веспе» для огневой поддержки атак бронетехники. «Тигры» тоже были, но мало. Например, накануне знаменитого боя, вечером 11 июля, в трёх дивизиях СС исправными числилось всего 15 «Тигров». Причём в дивизии «Лейбштандарт Адольф Гитлер», части которой находились на «танковом поле», было всего 4 машины.

Что касается часто упоминаемых в связи с событиями под Прохоровкой танков «Пантера» и САУ «Фердинанд», то их здесь никогда не было. Батальон «Пантер» планировалось перебросить сюда к началу сражения, но их частично перебили воины 1-й танковой армии генерала М. Е. Катукова западнее Прохоровки, а частично они вышли из строя по техническим причинам. А «Фердинанды» действовали на севере Курской дуги, в районе станции Поныри.

Хочу подчеркнуть: главную роль в срыве нашего контрудара 12 июля сыграли сложные условия местности и то, что дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» вечером 11 июля перешла к обороне. А самые большие потери нам нанесли не вражеские танки, а артиллерия.

Корреспондент: Когда речь заходит об этом сражении, то часто представляется картина огромного поля, на котором танки сошлись «врукопашную». Как было на самом деле?

Валерий Замулин: Стереотипов в отношении Прохоровского сражения много, но они, как правило, далеки от реальности. Во-первых, на участке удара 5-й гвардейской танковой армии условия местности не позволяли развернуть ту самую «бронетанковую лавину», о которой мы часто слышим и читаем в контексте сражения. Если бы это было возможным, то немецкие позиции оказались бы смяты в первый час боя, ведь главный удар наносили 18-й и 29-й танковые корпуса, насчитывавшие 368 танков и самоходных установок. Теоретически — это 60 танков на километр, не считая САУ.

А ведь ещё более 200 танков 5-го гвардейского механизированного корпуса находилось во втором эшелоне армии. В случае успешного выполнения первоначального плана контрудара советского командования это была бы неизбежная катастрофа для немцев, даже несмотря на то, что нашим гвардейцам противостоял корпус СС — наиболее сильное и подготовленное соединение врага.

Однако советские танковые бригады оказались зажаты в теснине западнее станции, между поймой реки Псёл, глубокими балками и урочищем Сторожевое. В этом районе танкопроходимый участок — всего до 900 метров, то есть здесь с трудом мог развернуться в линию танковый батальон полного штата (26 танков), а о бригаде или тем более корпусе и говорить не приходится.

Действовавший вдоль железной дороги Белгород — Прохоровка 29-й корпус генерала И. Ф. Кириченко одновременно мог двинуть между совхозом «Октябрьский» и высотой 252 в два эшелона не больше 30–35 танков. Поэтому «танковый каток» создать не удалось, соединение вводилось в сражение небольшими частями, со значительным для динамики боя интервалом, под плотным огнём противника. Наши войска уже в начале атаки понесли существенные потери, а разбитые танки ещё больше усложняли задачу экипажей, идущих за ними.

На пути соседнего 18-го корпуса генерала Б. С. Бахарова к совхозу «Октябрьский» была крупная балка, проходимая для танков только в одном месте. И даже после перехода через неё наши танки не могли сразу развернуться в линию для наступления, им надо было пройти ещё несколько сотен метров под вражеским огнём. То есть реальное наступление советских войск выглядело так: наши боевые машины шли тремя-четырьмя группами по 30–35 машин в два эшелона, одна бригада за другой с интервалом от 30 минут до часа.

Корреспондент: Оценки потерь сторон в Прохоровском танковом сражении, приводимые разными историками, различаются в разы. Какие цифры ближе всего к реальности?

Валерий Замулин: Наиболее запутанная ситуация с анализом потерь немецких войск. Говорят о 80, 130 и даже 350 танках и САУ. Встречаются и вовсе глупости — 5 немецких танков. Часть историков, к которым отношусь и я, считают наиболее правдоподобной такую цифру потерь по всему корпусу СС за весь день 12 июля 1943 года — 155–163 машины, причём безвозвратных в пределах 20–30 единиц.

Небольшая цифра безвозвратных потерь может ввести в заблуждение, но эсэсовцы были потрёпаны сильно. Несмотря на то что они контролировали территорию поля боя у Прохоровки вплоть до 17 июля и могли вывозить свою технику, немалая часть повреждённых машин, которые можно было восстановить, отправлялись на ремонт в Германию. Это пусть и не безвозвратные потери, но долгосрочные.

Наши войска 12 июля потеряли 340 танков и 19 САУ. Из них 193 танка и 14 САУ — безвозвратно. Высокий процент безвозвратных потерь объясняется тем, что поле боя, как правило, оставалось за гитлеровцами и полностью эвакуировать повреждённую технику мы не могли. А немцы при отходе все наши танки взорвали.

Источник

Читайте также:  Мужские имена и их именины в августе по православному календарю