Гиги Дедаламазишвили Mgzavrebi группа друзей мы все пели в хоре у моей мамы
Гиги Дедаламазишвили Mgzavrebi группа друзей мы все пели в хоре у моей мамы

Гиги Дедаламазишвили Mgzavrebi группа друзей мы все пели в хоре у моей мамы

Гиги Дедаламазишвили: «Mgzavrebi – группа друзей, мы все пели в хоре у моей мамы»

Большой гастрольный тур грузинской группы Mgzavrebi начнется в Санкт-Петербурге 9 октября и завершится во Владивостоке ровно через месяц. Их песни неделями держатся в верхних строчках хит-парадов. А всего пару лет назад они были известны широкой российской аудитории лишь благодаря тандему с Евгением Гришковцом. Гиги Дедаламазишвили, солист и автор песен Mgzavrebi, рассказал «Фонтанке» о сотрудничестве с российским независимым лейблом «Снегири-музыка», обязательных и необязательных грузинских тостах и песнях, а также о внутренней борьбе с Уильямом Фолкнером.

— Ваши осенние гастроли по России – это первый тур такого масштаба?

— Да, за всю историю группы. Раньше, когда мы в Россию или на Украину приезжали, удавалось охватить где-то пять-семь городов. В Грузии мы, конечно же, играли везде, потому что Грузия – маленькая страна, там мы и в селах выступали. Но за месяц посетить с концертами двадцать крупных городов, в большинстве из которых ты ни разу не бывал, – такое с нами действительно впервые. Мы, честно говоря, даже не ожидали, что все так сложится. Ну, я, во всяком случае, не ожидал, потому что в организационные дела стараюсь не вмешиваться.

— На одном из предыдущих питерских концертов вы полушутя сказали: «Мы не собирались становиться рок-звездами, и, думаю, по нашему внешнему виду это заметно». Не поменялось самоощущение со временем? Все-таки «Мгзавреби» – явление безусловно яркое, популярность растет…

— Ничего не поменялось. Конечно, когда мы приезжаем с концертами, слышим хорошие слова в наш адрес, видим, что публики с каждым разом становится больше, это не может не радовать. Но я в полной мере все равно на себе этого не ощущаю. Не слежу, скажем, что пишут в фейсбуке – я ушел из социальных сетей, даже не знаю, что там сейчас творится. Вообще, конечно, сложно быть публичным человеком. Но у нас – в «Мгзавреби», я имею в виду – четко выработано понимание: что бы там ни происходило, это не должно менять нас внутренне, влиять на наши отношения, на жизнь в целом. Надо бороться, нельзя постоянно думать о себе, что ты особенный или делаешь что-то особенное. Это, в конце концов, не главное. Я об этом не думаю – и слава Богу, что не думаю. Я просто радуюсь, когда концерт идет хорошо – вот что для меня самое главное.

— На концертах вы довольно тесно общаетесь с залом, существуете практически в непрерывном диалоге. Мне в этой связи вспоминается высказывание Джека Уайта из White Stripes – он считал, что шутку, родившуюся во время отдельно взятого выступления, уже нельзя повторять перед другой аудиторией. Вы ведь в той или иной степени схожему принципу следуете?

— Если честно, иногда случается, что я повторяюсь – и даже не потому, что шутка, например, хорошая. Скорее, мне хочется вернуть какой-то отдельно взятый момент, состояние: было что-то такое удачное или даже счастливое – и пусть оно снова произойдет. Я часто подшучиваю над ребятами, да и над самим собой тоже. Смешат нас в целом одни и те же вещи, поэтому повторы тут, может быть, даже неизбежны. То есть, чтобы еще и не повторяться при этом, тут какой-то совершенно особенный талант нужен. Но в принципе я с Джеком Уайтом согласен, я вообще его очень люблю. Он выдающийся музыкант и много правильных вещей говорит.

— Расскажите немного о программе, которую вы привезли в «А2». Это в основном будут песни из вашего последнего альбома In Vino Veritas?

— В целом да, но у нас никогда не бывает специально заготовленного трек-листа. Мы заранее репетируем определенное количество песен, а дальше все зависит от настроения – очередности нет, потому что в нашем случае она не работает. Ведь каждый раз это конкретная, отдельно взятая сцена, конкретные, пришедшие именно сегодня люди, конкретный, сегодняшний ты. Ну и конечно, у нас есть песни, которые нам самим непременно хочется спеть – обязательные песни, так сказать. Знаете, в Грузии есть обязательные и необязательные тосты. Обязательные – это после которых надо до дна выпить, а после необязательных можно просто пригубить. С песнями то же самое.

— In Vino Veritas по звучанию, по какой-то общей направленности сильно отличается от того, что вы делали раньше. Этот альбом, как и совместный альбом с Евгением Гришковцом «Ждать жить ждать», был выпущен на лейбле «Сегири-музыка». Перемена в звучании связана с тем, что вы теперь со «Снегирями» работаете? или речь, скорее, о некоей внутренней потребности?

— Просто пришло время играть немного другую музыку. Хотелось добавить драйва, отойти от традиционных грузинских напевов, но при этом продолжать петь всем вместе. Много всего перепробовали, барабаны пытались использовать – не получалось. В итоге из ударных мы добавили бочку. И еще мне хотелось, чтобы пандури, грузинский народный инструмент, зазвучал по-современному. Так, например, появилась песня Isev Da Isev. А со «Снегирями» у нас очень хорошие, доверительные отношения и никогда, например, Олег Нестеров (генеральный продюсер лейбла «Снегири-музыка» – Прим.ред.) нам не говорил, что и как делать, ни на чем не настаивал. Он не вмешивается в нашу творческую жизнь, если мы этого не хотим. Недавно мы записывали песню в студии, и он просто пришел посмотреть. Я помню, звукорежиссер или кто-то еще сказал: «Гиги, может быть, ты не так будешь это играть, измени чуть-чуть». Речь действительно шла о какой-то совсем маленькой поправке. Но Олег тут же попросил его не вмешиваться. Он очень тонкий человек, который просто нас немного направляет, очень деликатно. Ну и про концерты мы с ним советуемся, какую-то общую концепцию, в принципе, тоже вместе придумываем.

— Мне показалось, что альбом In Vino Veritas в чем-то перекликается с музыкой Coldplay – я говорю не о заимствовании, а, скорее, о глубинной, природной схожести. В песне Ramdens слышится что-то от Стинга – опять же, отдаленное, трудноопределимое, но оно там есть. С какими музыкантами вы вот это родство, что ли, ощущаете?

— Таких много, на самом деле. Из того, что в последнее время понравилось – Mumford & Sons, и с ними теперь я тоже это ощущаю. В принципе, знаете, я никогда не отрицал, что музыка на меня влияет. Чужая музыка должна влиять, потому что я живой человек – и по-другому никак. Один из моих любимых писателей, Уильям Фолкнер, говорил, что для того, чтобы стать хорошим писателем, в первую очередь нужно постоянно читать. Что-то из прочитанного ты берешь себе, оставляешь, делаешь своим, но это не значит, что ты воруешь, нет – ты вдохновляешься. Я музыкант, и меня вдохновляет музыка, которую я слушаю. Так что да, Стинг, Coldplay, Mumford & Sons. Еще грузинские музыканты многие. «33а», есть такая группа очень хорошая, которая, в принципе и дала мне в свое время силу, импульс необходимый, чтобы идти вперед. Еще есть группы, влияние которых, может быть не заметно, но я знаю, что оно есть. ДДТ, например.

— Вы сейчас упомянули Фолкнера, и я вспомнил – вы когда-то рассказывали, что у вас вообще довольно сложные отношения с ним были. Что вы несколько лет только его и читали практически, а потом…

— : … решил больше с ним не связываться! (смеется) Мы с ним боролись очень долго, очень мучительно. Мне нравилось то, что читал, но я при этом мало понимал из прочитанного. И из-за этого возвращался, возвращался, перечитывал постоянно. И в принципе «отпустил» его только после того, как прочитал одно его давнее интервью. Его там спросили: «Мистер Уильям, люди жалуются, что они читают ваши книги по два раза, по три раза и ничего не понимают. Что вы им посоветуете?». И он сказал: «Пусть прочтут в четвертый раз». Я правда очень много его перечитывал, так что пока мы с ним квиты. Но вернусь к нему обязательно. Он из тех писателей, которых в разном возрасте воспринимаешь абсолютно по-разному.

Читайте также:  50 предметов достаточных для жизни 9 фото 1 видео

— Если я не ошибаюсь, в следующем году «Мгзавреби» исполняется 10 лет.

— Какие-то планы, связанные с этим, у вас уже есть?

— Пока еще не думали. Юбилей – это, в принципе, повод сделать еще один большой тур. И, скорее всего, мы как раз успеем записать новый альбом. Но есть и другое. «Мгзавреби» – это группа друзей, мы вместе с самого детства, мы все пели в хоре у моей мамы. Время проходит, а наша дружба становится только крепче, сейчас уже дружат наши дети. Мы по-прежнему вместе, и мы все очень любим друг друга – в первую очередь важно именно это, а уже потом альбомы, гастроли и цифры в календаре.

Источник



Мгзавреби

«Мгзавреби» — это грузинская группа, появившаяся в Тбилиси и несущая в современные массы традиционный мелос. На счету у коллектива несколько музыкальных альбомов, сотрудничество с популярными звездами российской, грузинской и европейской эстрад.

История создания и состав

Большое значение в становлении музыкального ансамбля сыграл солист Гиги Дедаламазишвили, ведь он стал его основателем. Он был студентом театрального вуза, когда решил помочь близкому другу покорить сердце понравившейся девушки и написал музыку к его стихам. Композиция получила название «На стихи Геги» и позже вошла в дебютный альбом коллектива.

Вскоре после этого близкие уговорили вокалиста выступить на концерте. Он и 2 других музыканта играли на инструментах, а приятель-поэт читал стихи. Так в 2006 году появился первый состав группы «Мгзавреби», но в дальнейшем он продолжал расширяться, ведь Гиги собирал вокруг друзей — таких же талантливых исполнителей.

В первые годы существования группы численность участников варьировалась от 12 до 20 в зависимости от особенностей предполагавшихся выступлений. Но к 2010 году в «Мгзавреби» осталось 7 музыкантов, которые считают друг друга одной семьей.

Философия группы не предполагает замены исполнителя на человека с регалиями и обширными познаниями о музыке. Они продолжают выступать вместе, создавая на концертах непередаваемую уютную атмосферу.

Сейчас «Мгзавреби» — это отлаженный механизм, в котором каждый участник занимает своем место. Гиги Дедаламазишвили является вокалистом, гитаристом, автором музыки и большинства песен. Лаша Дохнадзе исполняет партии бас-барабана, кахона и поет. Мишо Мегрелишвили играет на джембе, бубне и организует сопровождение шейкером.

Гуга Кублашвили исполняет композиции на пандури и флейте. Бежо Амиранашвили работает с соло-гитарой, пандури, губной гармошкой. Примерно те же обязанности выполняет Дато Гогелия. Давит Угрехелидзе играет на клавишных.

Музыка

По признанию вокалиста, изначально участники не планировали творить для масс. Им нравилось собираться вместе — петь и играть на инструментах, посвящая свои номера родственникам и товарищам, но со временем все изменилось, на их концерты начали приходить и незнакомые люди.

Ранние выступления не отличались особым размахом и настроением, ставшим привычным для слушателей. Артисты просто выходили на сцену и пели, но позже друзья посоветовали Гиги быть самим собой, что помогло ему раскрыться. Он начал уделять больше времени общению с публикой — шутить, рассказывать историю создания группы и отдельных песен, и это еще больше сблизило музыкантов и их поклонников.

Свой первый альбом Me movigone… исполнители представили в 2008-м. По признанию солиста, на запись ушло немало времени, ведь они не ставили себе конкретных сроков и позже поняли, что это было ошибкой. Затем дискография пополнилась Meore albomi, покорившим публику песней Tango.

Популярность пришла к участникам в 2012 году, когда они записали саундтрек для фильма Давида Имедашвили «Город мечты». После этого о них заговорили не только в Грузии, но и за ее пределами. Музыкантов неоднократно приглашали выступать в России, но они не спешили ехать в чужую для них страну, опасаясь обмана со стороны организаторов.

Все изменилось после того, как друг артистов познакомил их с Евгением Гришковцом. Российский драматург сам изъявил желание сотрудничать с грузинским коллективом и вскоре прибыл к ним в Тбилиси для совместных репетиций. Позже они приехали в РФ, где сначала выступали в сотрудничестве, а затем «Мгзавреби» начали давать первые сольные концерты, на которых собралось немало почитателей.

Российские критики положительно отозвались о творчестве тбилисских музыкантов, называв их фолк-группой. А поклонники проводили разные параллели, ориентируясь на представителей зарубежной сцены, и в итоге выделили музыку «Мгзавреби» в отдельное авторское направление.

В 2014-м прошли российские гастроли коллектива в поддержку альбома «Ждать Жить Ждать», а затем публика тепло встретила презентацию пластинки «Мгзаврули». Уже спустя год участники выступили на «Нашествии». Позднее последовала презентация группы на Международном фестивале «МИР Сибири» и на «Дикой мяте».

Все это помогло артистам заслужить любовь россиян. В 2016 году слушатели «Нашего радио» проголосовали за «Мгзавреби» в категории «Взлом» в рамках «Чартовой дюжины». Удивительная музыка грузинских исполнителей сочетает в себе традиционное пение, современное звучание инструментов и индивидуальность, а их романтические клипы, доступные на «Ютьюбе», погружают зрителей в особую атмосферу.

Низкое развитие шоу-бизнеса в Грузии подталкивало коллектив к экспериментам, и все они стали уникальными и удачными. Артисты сотрудничали с Пласидо Доминго, Нино Катамадзе, Андреа Бочелли и Шакирой, что вывело их творчество на иной уровень.

В 2018 году ансамбль презентовал сразу несколько новинок. Сначала вышел альбом Iasamani, название которого переводится как «Сирень», а затем — сборник песен Krebuli. Но особенно ярким событием стал релиз GEO. Эта пластинка о планете Земля, в ней поднимаются проблемы экологии и общественной жизни. Слушателям полюбилась песня «Высоко».

Незадолго до начала пандемии коронавирусной инфекции участники «Мгзавреби» планировали вновь посетить Россию, но концерты пришлось перенести. Карантинный период оказался непростым для группы, ведь они привыкли к частым гастролям и общению с поклонниками.

«Мгзавреби» сейчас

В начале 2021 года участники коллектива разместили на официальном сайте запись, где сообщили о долгожданном туре по России. Они посетили страну весной, побывали в крупнейших городах, включая Москву и Санкт-Петербург. В апреле артисты выступили на передаче «Что? Где? Когда?», где исполнили песню «Прорвемся».

Сейчас музыканты продолжают творить и выпускать новые песни. Они остаются близки со своими слушателями, поэтому в их инстаграм-аккаунте публикуются не только новости о предстоящих концертах, но и семейные фото.

Источник

Mgzavrebi — новый зов грузинской крови

Кажется, совсем недавно эта яркая и эмоциональная группа из Тбилиси взорвала российскую сцену с легкой руки Евгения Гришковца (тандем вылился в многочисленные совместные концерты, сингл и пластинку), а она уже отмечает 10-летие. Сегодня Mgzavrebi — хедлайнеры крупнейших фестивалей не только на родине, но и в России, с просьбами о саундтреках их буквально разрывают на части отечественные кинорежиссеры. К юбилею подоспел и новый альбом «Iasamani», похожий на сочное грузинское яство. Лидер команды Гиги Дедаламазишвили радушно принял «ЗД» во время приезда в Москву, чтобы рассказать о работе, порассуждать о судьбах артистов в шоу-бизнесе, творческих коллаборациях и актуальных музыкальных тенденциях.

Гиги Дедаламазишвили: «Я боялся петь — меня заставили»

Фото: Марина Карпий

— Гиги, о чем лично для вас свежая пластинка?

— Как и в принципе все наши альбомы — о дружбе, любви, семье, сейчас уже и о моей дочке, в общем — обо всех событиях, которые случаются в нашей жизни, мы не мудрствуем лукаво. Музыкально он вряд ли сильно отличается от предыдущих, да мы и не ставили такой цели. Во всех пластинках Mgzavrebi есть одна линия, узнаваемый вокал, общее настроение. Здесь мы просто чуть-чуть поиграли с другими ритмами, гармониями и аранжировками. Но я субъективен, мне сложно оценивать изнутри, как все получилось. Так что слушателям виднее. Если они заметят в работе что-то новое — я буду рад, если воспримут как продолжение того, что мы делали раньше, — это тоже замечательно. Главное, чтобы в композициях пульсировала жизнь.

Читайте также:  С днем рождения от крестной мальчику

— А с какими мыслями вы подошли к юбилею?

— У меня смешанные чувства. С одной стороны, приятно, что коллектив сумел дожить до этого возраста, что мы уже так долго дружим и работаем вместе, с другой — когда понимаешь, сколько нам исполнилось, осознаешь, как быстро летит время. Кажется, только вчера мы собрали группу, а уже, получается, прошли долгий путь.

— Вы помните свой первый концерт?

— Да, это было камерное выступление, на котором собралось всего 40 человек. И в основном это были мои знакомые из музыкальной, театральной среды, журналисты. На самом деле я боялся петь — меня заставили сестра и мама (смеется). Сейчас я им благодарен за это. Моя мама — дирижер, и ей хотелось, чтобы я был музыкантом. Нужно было только начать, а потом все закрутилось само собой. Через год-полтора нас уже стали звать на крупные радиоэфиры, телепередачи, музыкальные шоу. Я активно продолжал писать песни. В какой-то момент нужно было сделать серьезный выбор — бросить все остальное и заниматься группой или наоборот. Мы бросили все остальное.

— Сомнений не было?

— Они есть до сих пор. Кроме того, мне многое интересно. И я понимаю, что мог бы, наверное, выбрать какой-то другой путь. Я бы пожил год в горах или на год бы отправился в кругосветное плавание… Мне очень нравится дизайн мебели, и я легко могу себе представить, что занимался бы им.

— Я знаю, что у вас актерское образование. Есть новости на этом поприще?

— Уже нет. Раньше я играл в театре и кино, но опять-таки сделал выбор в пользу музыки и начал отказываться от ролей. Я убежден, что нельзя серьезно заниматься двумя делами одновременно, тогда получается, что и в одном и в другом ты выкладываешься только наполовину. В этом случае у тебя два хобби, а не две профессии, а я никогда не хотел быть поющим актером или певцом, который еще и «поигрывает». Мне очень нравится театр, но у него есть свои законы. Если ты там, то 24 часа в сутки думаешь о роли, полностью погружаешься. Работа над каждой новой ролью занимает минимум три месяца, даже очень хороший актер не сделает ее быстрее. Это отнимает очень много времени. То же самое с музыкой.

— Группа сделала большой прорыв после выхода саундтрека к фильму «Город мечты» Давида Имедашвили. Как сложилось ваше сотрудничество?

— Мы не только делали саундтрек, но и играли там. Это был 2009 год, когда мы как раз набирали обороты. Давид Имедашвили предложил нам снять кино о нас. В нем мы, по сути, сыграли самих себя, но в рамках придуманной, художественной истории. Там мы играем бедных музыкантов, хотя в жизни никогда не жаловались на бедность (смеется). По сюжету их выгоняют с репетиционной базы, они репетируют на крыше. У них есть друг-актер, тоже бедный, который пишет для них стихи. В общем, получилась такая трогательная лирическая комедия с элементами драмы со счастливым финалом. Давид собрал в фильме всех знаменитостей страны, и он стал самым кассовым за всю истории Грузии с того момента, как она стала независимой.

Фото: Марина Карпий

— Музыка создавалась для фильма специально?

— Давид взял некоторые наши песни, которые к тому моменту уже существовали, но, кроме этого, мы записали пять или шесть тем специально для картины. После этого у нас было очень много саундтрековых историй со многими режиссерами. Я всегда рад, когда интересные творческие люди предлагают мне сделать что-то вместе. Например, два наших трека — «Isev Da Isev/Снова и снова» и «4:55» — звучат в новогодней комедии Анны Матисон «Млечный путь» с Сергеем Безруковым в главной роли. Еще песни Mgzavrebi можно услышать в сериале «Последний из Магикян», в каждой серии пятого сезона.

— В чем феномен Mgzavrebi? Есть очень много групп, которые играют этнику и тоже соединяют ее с элементами современных стилей. Но именно вы в этом направлении — впереди планеты всей.

— Я бы честно признался вам, в чем секрет, если бы знал. Думаю, нам очень сильно везет, в первую очередь с людьми, которые нам помогают. Мы никогда не вкладывали в свое творчество каких-то больших средств, но судьба сталкивала нас с теми, кто искренне хотел нам помочь. Человеческий фактор сыграл очень большую роль. Благодаря этому нас узнавали и продолжают узнавать слушатели. Я не считаю, что мы делаем что-то особенное в музыке, просто стараемся быть искренними.

— Какие музыканты на вас повлияли?

— Очень многие. Из Грузии это, конечно, Нино Катамадзе — она очень талантливая певица. Из российских исполнителей мне очень нравятся ДДТ, Земфира, Борис Гребенщиков, Виктор Цой. Я считаю, что русский рок — это мощное и самобытное направление. Если выделять кого-то из западных артистов, то это Oasis. Я очень впечатлительный человек, на меня легко в этом смысле повлиять, многое вдохновляет. И я никогда не скрываю своих эмоций: если человек делает что-то замечательное, ему надо говорить об этом. Музыку ведь нельзя придумать специально: либо ты находишься в потоке жизни и превращаешь его в звук, либо нет. Это дар, который обязательно нужно поощрять. А самому музыканту всегда необходима подпитка: это творчество других людей, кино, общение, какие-то важные события в жизни. Все это и составляет его творческую личность, трансформируется в то, что он пишет. Если он пишет искренне, то это вызовет отклик. Хотя иногда песни становятся перевертышами: иногда солнечные, светлые люди создают мрачные композиции и наоборот. В этом тоже есть какой-то смысл… Возникает баланс. Но это не мой случай: я стараюсь отражать свою жизнь без искажений, при этом делая больше акцент на каких-то положительных событиях.

— Вы сотрудничали с разными артистами — той же Нино Катамадзе, о которой сейчас вспомнили. Можете поделиться самыми яркими эпизодами?

— С Нино мы дружим очень давно. Я бы, конечно, вспомнил еще Евгения Гришковца, с которым мы работали вместе. И он во многом обратил на нас внимание российской публики. Еще у нас была коллаборация с Сашей Гагариным, лидером группы «Сансара».

— Насколько сплочена грузинская сцена?

— Артисты очень дружны между собой. Конечно, и там есть свои интриги, подводные камни, но я стараюсь держаться подальше от всего этого. У нас очень много друзей-коллег. В Грузии нет мощного шоу-бизнеса, и, наверное, это к лучшему. Когда развивается шоу-бизнес, возникает конкуренция, какие-то жесткие рамки, условия игры, борьбы. Но есть и другая сторона медали: когда есть конкуренция, артисты больше мотивированы и могут делать более качественный продукт. Я не знаю, как лучше. Мне интересно наблюдать, что происходит на сцене у вас, в России. Я не часто бываю здесь, в Москве, где происходят все главные события, но мне много рассказывают об этом. На самом деле, я думаю, все зависит от человека: представители шоу-бизнеса — это медийные личности, поэтому они постоянно находятся «под прицелом». А ведь они такие же люди, просто к ним больше внимания. Среди них тоже есть те, кто делает хорошую музыку, и те, чья главная цель — это деньги. Но это уже личный выбор каждого. Для настоящего музыканта, актера, режиссера главное — делать свое дело, даже если он не всегда финансово успешен. Мне кажется, этим люди творческих профессий отличаются от банкиров, например.

Читайте также:  Сочинение на тему мой любимый день недели 5 класс

— А какие тенденции вы сейчас наблюдаете на независимой грузинской сцене? Какие стили популярны?

— Как и везде. Сейчас идет процесс активной глобализации. Поднялась волна электронной музыки, люди слушают рок, альтернативу, даже синтипоп (это такой возврат в прошлое). Фольклор тоже популярен. Все идет своим чередом.

— Сегодня многие музыканты отказались от выпуска больших альбомов, ограничиваясь синглами и EP. Почему вам важно выпускать полноценные работы?

— Я люблю «живые» альбомы — так же, как, например, люблю читать бумажные книги, мне не нравятся электронные. Когда ты можешь взять в руки пластинку, так же, как и книгу, — чувствуешь определенную магию. У меня есть телефон, где у меня загружено очень много музыки, но я продолжаю покупать диски. Это уже старая добрая традиция, и мне кажется важным продолжать ее, хотя и говорят, что рынок живых носителей умирает.

— Какой у вас подход к созданию альбома? Для кого-то важна периодичность, кто-то может годами не выпускать новых работ, следуя импульсу, интуиции…

— У нас все происходит достаточно спонтанно. Мы начинаем работать над новым альбомом, когда начинают надоедать песни, которые мы играем, и хочется чего-то нового. И, конечно, важны отношения с музой, то, как «приходят» песни. Мы выпустили предыдущую пластинку два года назад. Бывают и кризисы. До того, как мы стали записывать «Iasamani», у меня долго не было никаких новых идей. Я себя уже не заставляю придумывать их специально, раньше было по-другому. После выхода первого альбома в 2008-м полтора года у меня ничего не сочинялось, и я был в панике, не знал, что делать. Потом вдохновение пришло само собой. Сейчас я понимаю, что все происходит вовремя. Мы не роботы: когда ты выпускаешь пластинку, после этого какое-то время тебе нужно просто пожить, впитать какие-то новые эмоции, и уже тогда появятся новые мысли.

Источник

Лидер грузинской группы «Мгзавреби» рассказал о жизни в самоизоляции

Лидер грузинской музыкальной группы «Мгзавреби» Гиги Дедаламазишвили в эфире НСН 7 мая рассказал о времяпрепровождении в самоизоляции.

По словам музыканта, он в день читает минимум 50 страниц книги и смотрит одно интересное кино.

«Мы всей семьей разобрали библиотеку, мы прослушали все винилы, что были у нас, и по несколько раз. У нас есть такие правила, как, например, в день прочитать минимум 50 страниц книги и посмотреть минимум один хороший фильм», — признался Дедаламазишвили.

Он добавил, что всей семьей они занимаются уборкой, играют с детьми, даже ночью, а также выразил надежду на скорую встречу со зрителями на концертах. Сейчас же музыкант призвал всех «беречь себя и своих близких», пишет телеканал «360».

Режим самоизоляции в Москве и области продлен до 31 мая. Власти подготовили алгоритм постепенного снятия ограничений для регионов, но говорить о полном снятии режима самоизоляции пока рано. С 12 мая для жителей Москвы и Подмосковья станет обязательным ношение масок и перчаток в общественных местах и на транспорте. Нарушителей масочного режима будут шрафовать в зависимости от того, где горожанин появилась без средств индивидуальной защиты, на сумму от 4 до 5 тыс. рублей.

Вся актуальная информация по ситуации с коронавирусом доступна на сайтах стопкоронавирус.рф и доступвсем.рф, а также по хештегу #МыВместе. Телефон горячей линии: 8 (800) 2000-112.

Источник

Солист группы Mgzavrebi Гиги Дедаламазишвили: «Российского слушателя проще удивить, чем грузинского»

основатель, солист грузинской музыкальной группы Mgzavrebi
Гиги начал писать песни в 2006 году, тогда же и появился коллектив Mgzavrebi, что с грузинского означает «путники». Популярность пришла к Mgzavrebi после выхода фильма Давида Имедашвили «Город мечты», в котором звучал их саундтрек.

В июле 2015 года группа выступила на главной сцене фестиваля «Нашествие», в июне 2016, 2017 и 2018 годов — на сцене ежегодного летнего фестиваля «Дикая Мята». В феврале 2016 года получила премию НАШЕго радио «Чартова дюжина» в номинации «Взлом».

Гиги, ваш путь к музыке был непростой. Вы учились на юриста и даже чуть было не устроились работать в банк, а потом выучились на актера. В какой момент жизни вы поняли, что хотите посвятить себя музыке?

— Все происходило постепенно: жизнь давала мне много подсказок, но я к ним не прислушивался и хотел быть не музыкантом, а актером. Когда я учился в театральном, а музыка увлекала меня только как хобби, мне не раз говорили, что я буду петь и это мое призвание. Но я упорно хотел заниматься актерским мастерством. А однажды даже наш режиссер, которому я очень боялся признаться, что параллельно с театром занимаюсь музыкой, увидев наш концерт, сказал, что все то, чему он обучал меня эти три года — вживаться в роль, быть настоящим, если плакать, то на самом деле, — он увидел на концерте. Так музыка постепенно вытеснила театр и я нашел себя. Хотя окружающие люди видели мое будущее гораздо раньше, когда я о нем даже не догадывался.

Раньше у вас в группе было 17 человек. Сейчас осталось семь. С чем связаны такие перемены и вообще насколько сложно о чем-то договориться в таком большом коллективе?

— Весь секрет в том, что мы были друзьями. Я начал писать музыку, она понравилась моим друзьям, мы, желая исполнять ее под аранжировку, освоили разные инструменты — так и возник коллектив. А чужих людей мы в него никогда не брали. Мне иногда предлагали взять басиста, например, говоря, что он талантливый парень, но я отказывался, я ведь его совсем не знаю. Развивалась музыка, добавлялись голоса, трубы, ди-джей — так нас и собралось 17-18 человек. Над нами подшучивали, мол, если мы создадим партию, то у нас будет больше 5%, но мы прекрасно ладили.

В результате нас осталось семь — тех, кто хотел профессионально заниматься музыкой, ушел с работы и полностью посвятил себя новой сфере на свой страх и риск. И конечно, когда наша жизнь и жизнь наших семей стала зависеть только от музыки, творчество вышло на новый, более профессиональный, уровень.

В одном из своих интервью вы говорили, что боитесь радикальных экспериментов в музыке. Однако, новый альбом Geo, который вы представите 15-16 ноября в клубе «Известия Hall», вы презентуете как новую ступень в творчестве. В чем будет заключаться «новое»? В форме, подаче или это скорее ваше внутреннее ощущение?

— Раньше я страдал комплексом первого альбома. В первый альбом вошли композиции, которые понравились моим друзьям. И потом, даже создавая что-то новое, я все равно подсознательно стремился повторить свой былой успех, чтобы новые композиции оправдали ожидания слушателей и понравились им точно так же. Но годы идут, одно и то же надоедает, хочется какого-то развития, и в конце концов страх перед чем-то новым меня отпустил и я перестал бояться экспериментов.

Источник