День скорби и памяти черкесского народа
День скорби и памяти черкесского народа

День скорби и памяти черкесского народа

День скорби и памяти черкесского народа

21 мая Адыги (Черкесы) всего мира отмечают печальную дату — годовщину окончания многолетней Кавказской войны, в результате которой достаточно многочисленный по тем временам народ оказался разбросанным по миру. Русско-кавказская война 1763-1864 годов была одной из самых кровопролитных войн и самой длительной в истории России. Для адыгов (черкесов) война стала национальной катастрофой: большая часть этого самобытного народа была истреблена, а огромная часть оставшихся в живых, была депортирована в Османскую империю. Многие из них погибли в пути от голода, холода и болезней. ОФИЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ это преподносит по особенному, лживо и цинично, утверждая, что народ добровольно покинул свою Родину и выбрал путь на чуждую и враждебную Турцию.

Военные действия были развязаны с 1763 года, с момента закладки Россией крепости Моздок на кабардинских землях, и продолжались с небольшими перерывами 101 год, по 1864-й. за время этой войны на троне сменилось пять императоров, Российская Империя разгромила Наполеона, присоединила Польшу, Крымское ханство, Прибалтику, Финляндию, Закавказье, выиграла четыре войны с Турцией нанесла поражение Персии, разгромила чечено-дагестанский имамат Шамиля, взяв его в плен, но не смогла покорить Адыгов. Покорить их стало возможным только одним путём,- изгнав население. Выселение проводилось при полном согласии Российской, Османской и Британской империй, поддерживалось мусульманским духовенством, целью которой всегда является услужение власти и правителям. В результате этой войны, только по официальным данным Российская Империя потеряла свыше миллиона здоровых мужчин, и это не считая экономических потерь. Давний союзник России, адыгский народ, потерял 9/10 своей территории, 90% населения, был рассеян по миру и понёс невосполнимые физические и культурные потери. Придворные интриганы политики, недоумки Романовы, генералы иностранцы, помещики, которые не считали потерь среди своих крепостных, плюс грамотная работа Англии по истощению сил России, всё вместе дало результат. 21 мая 1864 года, в урочище Кбаада (Къуэбыдэ с адыгского Крепкое ущелье), ныне горнолыжный курорт Красная Поляна близ Сочи, состоялся военный парад по случаю победы над страной Адыгов, Черкессией. Принимал парад князь Михаил, родной брат императора Александра Второго.

Этот день, 21 мая, считается у нас траурным.

Бывший министр национальной политики А.Михайлов, в 1989 году, когда всю страну разрывало на этноквартиры, заметил,- «На Кавказе есть единственный народ, который вправе выразить горькую обиду России за геноцид, это Адыги. Но у этого народа хватило мудрости, чтобы не переносить на русское население гнев за преступления ЦАРИЗМА.» Этого благоразумия хватает и сегодня, но время требует правды, и эта правда очень жестокая. Трагедия Адыгов (Черкесов) законсервирована в национальной памяти и не уйдёт никуда, пока не восстановится справедливость,- народ должен воссоединится и ему должны предоставить на это права и возможности. На Кавказе память долгая, а у адыгов она ещё и особенная! Так будет пока будет жить последний Адыг на Земле!

Адыги, как они сами говорят, ещё в седле! Вопреки царям, вопреки гнусным политикам которые уничтожают народы, вопреки недоумкам, которые никак не могут понять что Россия сильна своей многонациональностью. Адыги живы и будут жить, так как они стояли у самых истоков, видели и пережили многое. Адыги шли испокон веков бок о бок с русскими, и будут также следовать этому, вопреки религиозным деятелям которые всячески делят народы, вопреки местечковым князькам и придворным интриганам!

Источник



21 мая- День скорби черкесского народа

Артур Кенчешаов В этот день и гранит многословней людей,
Словно чёрное зеркало, грусть отражая.
Мы вглядимся в него, и вдруг станет темней
Календарь наших душ Двадцать первого мая.

Монументы не плачут, но боли полны.
Их возвёл из печали истории скульптор.
Шелест флагов и лент- отголоски войны,
В девятнадцатый век возвращают, как будто.

Я ныряю в гранит, в тёмно-серую гладь,
Распугав отраженья, горит моё сердце.
И глядит на меня поседевшая мать,
На морском берегу с бездыханным младенцем.

Опустела земля, догорают дома,
Даже мёртвые здесь не находят покоя.
Голод, кровь, нищета, громкий плач и чума,
И уходит народ, став в итоге изгоем.

Посмотрев на меня, прыгнул в пропасть старик
Привлекательней смерть для него, чем чужбина.
Не стихал ни на миг, гордых воинов крик,
Не умевших к врагам поворачивать спины.

Колыбелью умерших качала волна,
И живых уносила в далёкие страны.
Непокорные предки, услышьте меня!
По наследству я смог перенять ваши раны!

Я пришёл в этот день разделить с вами боль,
Вы потомка за слёзы, прошу, извините.
Что-то тихо шепча, вы бросаетесь в бой
Ради тех, кто сейчас отраженье в граните!

Ради тех, кто со мной здесь сегодня стоит,
Безграничной печали и гордости полный.
Вместе с вами сплетя из веков монолит,
С чистым помыслом шепчем мы клятвенно: «Помним!»

Пусть от скорби сжимаем сердца мы в кулак!
Это день не конца, я уверен, я знаю!
Мы найдём в себе силы и сделаем шаг
К нашей новой мечте… 21 мая!

Источник

Кавказские войны.21 мая — День памяти и скорби по жертвам Кавказской войны XIX века

Кавказские войны.21 мая - День памяти и скорби по жертвам Кавказской войны XIX века

157 лет назад Россия праздновала завершение долгих Кавказских войн. Но начало их датируют по-разному. Можно встретить 1817, 1829 г. или упоминания, что они продолжались «полтора века». Какой-то определенной даты их начала действительно не было. Еще в 1555 г. к Ивану Грозному прибыли посольства кабардинцев и гребенских казаков, «дали правду на всю землю» — приняли подданство Москве. Россия утвердилась на Кавказе, строила крепости: Терский городок, Сунженский и Койсинский остроги. Под власть царя перешла часть адыгов и дагестанских князей. Подданство оставалось номинальным, дани они не платили, царская администрация к ним не назначалась. Но Закавказье делили между собой Турция и Персия. Они встревожились, принялись перетягивать горцев к себе, натравливать на русских. Совершались набеги, стрельцы и казаки совершали ответные вылазки в горы. Периодически накатывались орды крымских татар, ногайцы, персы.

Получилось так, что крепости и казачьи поселения отгородили от татарских и персидских нападений чеченцев. К началу XVIII в. они усилились. Воеводы доносили: “Чеченцы и кумыки стали нападать на городки, отгонять скот, лошадей и полонить людей”. А гребенских казаков насчитывалось всего 4 тыс. вместе с женами, детьми. В 1717 г. 500 лучших казаков ушли в трагическую экспедицию на Хиву, где и погибли. Чеченцы вытеснили оставшихся гребенцов с Сунжи, заставили отступить на левый берег Терека.

В 1722 г. Петр I предпринял поход на Каспий. Некоторые горские властители покорились ему, других разбили. Россия подчинила часть Азербайджана, на Северном Кавказе построили крепость Св. Креста. В Дербенте, Баку, Астаре, Шемахе разместились русские гарнизоны. Но они попали в мешанину войн. Происходили непрерывные стычки со сторонниками турок, персов, просто бандами разбойников. А малярия, дизентерия, эпидемии чумы уносили куда больше жертв, чем бои. В 1732 г. императрица Анна Иоанновна сочла, что удержание Закавказья ведет только к расходам и потерям. С Персией подписали договор, установив границу по Тереку. Войска из Азербайджана и Дагестана выводились, вместо крепости Св. Креста строилась новая – Кизляр.

Предполагалось, что теперь воцарится мир… Не тут-то было! Отступление горцы восприняли, как признак слабости. А со слабыми на Кавказе не церемонились. Нападения посыпались беспрерывно. Например, в 1741 г. кизлярские казаки обращались к астраханскому епископу: “В прошлом, государь, 1740 году, напали на нас, холопей и сирот великого государя, бусурмане татары, сожли святую церковь, увели у нас, холопей и сирот великого государя, попа Лавра, и великое разорение причинили. Великий господин, преосвященный Илларион астраханский и терский, пожалуй нас… вели церковь новую во имя Николая Чудотворца построить и пришли нам, холопям и сиротам великого государя, другого попа за Лавра…”

Была и другая причина для хищничества. Россия выиграла очередную войну с Турцией, и один из пунктов мирного договора 1739 г. предусматривал: Крымское ханство освобождает всех русских рабов. А Крым был главным поставщиком «живого товара» на рынки Востока! Цены на невольников круто подскочили, и охотой за ними занялись кавказские племена. Царское правительство взялось наращивать оборону. В 1762 г. была основана крепость Моздок, в ней поселили дружественных кабардинцев. В последующие годы на Терек перевели 500 семей волжских казаков, они построили ряд станиц, примыкающих к гребенским городкам. А со стороны Кубани границу прикрывало Донское Войско.

Читайте также:  Изнасилование супругом Считается ли изнасилованием

Результатом следующей войны с турками, в 1774 г., стало выдвижение России на Кубань. Набеги не прекращались, в 1777 г. в государственном бюджете появилась особая статья: 2 тыс. руб. серебром на выкуп у горцев христианских пленников. В 1778 г. командующим Кубанским корпусом был назначен А.В. Суворов. Ему поставили задачу строить укрепленную линию по всей границе. Он докладывал Потемкину: “Я рыл Кубань от Черного моря в смежность Каспийского, под небесною кровлею, преуспел в один великий пост утвердить сеть множественных крепостей, подобных моздокским, не с худшим вкусом”. Но и это не помогло! Уже осенью 1778 г. Суворов возмущенно писал: “Войска, пришед в расслабление, расхищаемы стали – стыд сказать – от варваров, об устройстве военном ниже понятия имеющих!” Да, солдаты несли постовую службу. Но стоило лишь зазеваться, их “расхищали” горцы и тащили в плен.

Ну а турки засылали своих эмиссаров, чтобы объединить кавказские народы на борьбу с русскими. Появился первый проповедник «священной войны», Шейх-Мансур. В 1790 г. на Кубани высадилось войско Батал-паши. Но его разгромили вдребезги, а в 1791 г. наши войска взяли штурмом главную базу Шейх-Мансура, крепость Анапу. По ожесточенности эту операцию сравнивали со штурмом Измаила. В Анапе пленили и самого Шейх-Мансура. Соответственно, и русское правительство наращивало оборону. На Кавказ переселили несколько партий донских казаков, а в июне 1792 г. Екатерина II даровала земли на Кубани Черноморскому Войску, бывшим запорожцам. Начал строиться Екатеринодар, 40 запорожских куреней основали 40 станиц: Пластуновскую, Брюховецкую, Кущевскую, Кисляковскую, Ивановскую, Крыловскую и др.

В 1800 г. под власть русского царя передалась Грузия. Однако этим возмутился персидский шах, развязал войну. Наши войска в Закавказье защитили грузин, отбрасывали врагов. Но они оказались фактически отрезанными от родины массивом Кавказа. Некоторые из здешних народов становились для русских искренними друзьями и союзниками: осетины, часть кабардинцев, абхазов. Других турки и персы успешно использовали. Александр I в своем рескрипте отмечал: “К большому моему неудовольствию вижу я, что весьма усиливаются на линии хищничества горских народов и противу прежних времен несравненно их более случается”. А здешний начальник, Кнорринг, докладывал государю: “Со времени служения моего инспектором Кавказской линии всего наиболее озабочен я был хищными граблениями, злодейскими разбоями и похищениями людей…”.

Донесения сохранили скупые строки о тогдашних трагедиях. В селе Богоявленском вырезано более 30 жителей… из станицы Воровсколесской угнано в горы 200 человек… уничтожено село Каменнобродское, 100 человек чеченцы зарезали в церкви, 350 угнали в рабство. А на Кубани бесчинствовали черкесы. Переселившиеся сюда черноморцы жили чрезвычайно бедно, но все равно каждую зиму по льду горцы переходили Кубань, грабили последнее, убивали, уводили в плен. Спасала только взаимовыручка. По первому же сигналу опасности, выстрелу, крику все боеспособные казаки бросали дела, хватали оружие и мчались туда, где худо. В январе 1810 г. на Ольгинском кордоне полторы сотни казаков во главе с полковником Тиховским приняли на себя удар 8 тыс. черкесов. Дрались 4 часа. Когда кончились патроны, ринулись в рукопашную. Пробились есаул Гаджанов и 17 казаков, все раненные, большинство вскоре умерли. Опоздавшая подмога насчитала на месте боя 500 трупов неприятелей.

А самой эффективной формой защиты оказывались ответные походы. Горцы уважали силу и должны были запомнить – за каждый набег последует расплата. Особенно тяжко пришлось в 1812 г. Войска уходили защищать Отечество от Наполеона. Активизировались персы, чеченцы, черкесы. О боях на Кавказе не писали в это время газеты, их не обсуждали в светских салонах. Но они были не менее жестокими, раны были не менее болезненными, а погибших оплакивали не менее горько.Лишь напряжением всех сил нашим войскам и казакам удалось отбиться.

После разгрома французов на Кавказ пошли дополнительные силы, а главнокомандующим стал ученик Суворова Алексей Петрович Ермолов. Он оценил: полумерами ничего не добьешься, Кавказ надо покорить. Писал: “Кавказ – это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном. Надо или штурмовать ее или овладеть траншеями. Штурм будет стоить дорого. Так поведем же осаду”. Ермолов установил: каждый рубеж надо закреплять опорными пунктами и прокладкой дорог. Начали возводиться крепости Грозная, Внезапная, Бурная. Между ними прорубались просеки, ставились форпосты. Это не обходилось без боев. Хотя потери были небольшими – войск на Кавказе было немного, но это были отборные, профессиональные бойцы.

Предшественники Ермолова склоняли горских князей приносить присягу в обмен на офицерские и генеральские чины, высокое жалованье. При удобном случае они грабили и резали русских, а потом снова присягали, возвращая те же чины. Ермолов такую практику пресек. Нарушивших присягу стал вешать. Селения, откуда шли нападения, навлекали на себя карательные рейды. Но и для дружбы двери оставались открытыми. Ермолов формировал отряды чеченской, дагестанской, кабардинской милиции. К середине 1820-х обстановка, казалось бы, стабилизировалась. Но к разжиганию войны, кроме Турции, подключились Англия и Франция. К горцам в больших количествах переправлялись деньги, оружие. Появился имам Кази-Мухаммед, звавший всех на «газават».

А российская «передовая общественность» уже в те времена принимала сторону врагов своего народа. Столичные дамы и господа читали в английских и французских газетах о “зверствах русских на Кавказе”. Не их родных убивали, не их детей угоняли в рабство. Они поднимали возмущенный вой, влияли и на царя. Ермолова отстранили, новая администрация получила инструкции действовать «просвещением». Хотя это перечеркнуло все достижения. Снова посыпались жуткие донесения о сожженных хуторах и станицах. Чеченцы во главе с Кази-Мухаммедом разорили даже Кизляр, угнав население в горы. Тут уж спохватились. В 1832 г. имама обложили в ауле Гимры, Кази-Мухаммед и все его мюриды погибли. Спасся только один – прикинувшийся мертвым Шамиль.

Он стал новым предводителем, талантливым организатором. Заполыхало повсюду – на Кубани, в Кабарде, Чечне, Дагестане. Россия слала подкрепления, развернула Кавказский корпус в армию. Но это вело к большим потерям. В густые колонны пули летели без промаха. И не хватало того, чем выигрывал Ермолов – планомерности и систематичности. Разрозненные операции становились бесполезными. Добавлялась и «политика». 17 июня 1837 г. Шамиля блокировали в ауле Тилитль. Он сдался. Принес присягу, отправил в Россию сына. И был отпущен на все четыре стороны! Сын Шамиля, кстати, встретил в Петербурге отличный прием, был определен в офицерское училище. Но его отец собрал отряды, нападения возобновились. Между прочим, имам отнюдь не был бескорыстным “борцом за свободу”, от всех горцев ему шла пятая часть добычи, он стал одним из богатейших людей своего времени. Турецкий султан произвел его в “генералиссимусы Кавказа”, при нем действовали английские инструкторы.

Русское командование строило крепости по берегу Черного моря, пресекая контрабанду оружия. Каждый шаг давался с неимоверным трудом. В 1840 г. массы черкесов хлынули на приморские посты. Погибли гарнизоны фортов Лазаревского, Головинского, Вельяминовского, Николаевского. В Михайловском укреплении, когда пали почти все 500 защитников, рядовой Архип Осипов взорвал пороховой погреб. Он стал первым русским солдатом, навечно зачисленным в списки части. А Шамиль, найдя общий язык с дагестанским лидером Хаджи-Муратом, перешел в наступление и на восточном фланге. В Дагестане гарнизоны погибли или с трудом выбирались из осады.

Но постепенно выдвигались новые блестящие начальники. На Кубани – генералы Григорий Христофорович Засс, Феликс Антонович Круковский, «батька» Черноморского войска Николай Степанович Заводовский. «Легендой Терека» стал Николай Иванович Слепцов. Казаки в нем души не чаяли. Когда Слепцов проносился перед ними с призывом: “На конь, за мной, Сунжа”, за ним мчались в огонь и в воду. А особенно прославился «донской богатырь» Яков Петрович Бакланов. Он воспитал из своих казаков настоящий спецназ. Учил снайперской стрельбе, искусству разведки, применил ракетные батареи. Придумал свое особое знамя, черное, с черепом и костями и надписью «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века. Аминь». Оно наводило ужас на врагов. Бакланова никто не мог застать врасплох, наоборот, он сам нежданно сваливался на голову мюридов, разорял мятежные аулы.

В середине 1840-х новый главнокомандующий М.С. Воронцов вернулся к ермоловскому плану “осады”. С Кавказа были выведены два «лишних» корпуса. Оставленные войска повели сплошную вырубку лесов, прокладку дорог. Опираясь на строящиеся базы, наносили следующие удары. Шамиля все дальше загоняли в горы. В 1852 г., когда рубилась просека на р. Мичик, он решил дать большое сражение. На экспедицию Барятинского между Гонсалем и Мичиком обрушились огромные массы кавалерии. Но именно это устраивало русских! К эпицентру битвы стремительно подоспел Бакланов. С ходу развернул ракетную батарею, сам наводил установки, и 18 ракет врезались в скопища врагов. А затем казаки и драгуны во главе с Баклановым ринулись в атаку, опрокинули войско Шамиля, гнали и рубили. Победа была полной.

Читайте также:  Отзывы сотрудников про ООО Мега

Крымская война подарила враждебным племенам отсрочку. Лучшие русские войска перебрасывались в Крым или в Закавказье. А англичане и французы с турками строили планы: после победы над русскими создать на Кавказе «халифат» Шамиля. Помощь хлынула широким потоком, мюриды активизировались. В ноябре 1856 г. банда Каплана Эсизова прорвалась на Ставрополье, вырезала все взрослое население сел Константиновское и Кугульты, а детей увела в рабство. И все-таки уже наметился перелом. Шамиль терпел поражения. Горцам надоела бесконечная война и жестокая диктатура имама. А русское командование умело дополняло военные меры дипломатическими. Привлекало горцев на свою сторону, противопоставляя внедренному Шамилем шариатскому праву обычное право дагестанцев и чеченцев.

От него отпал почти весь Дагестан. Перекинулся к русским даже “вождь номер два” Хаджи-Мурат, незаслуженно романтизированный Толстым бандит. Он смекнул, что пахнет жареным. Заложил базы Шамиля, склады оружия, места хранения финансов. Хотя вскоре погиб при странных обстоятельствах. Ну а окончание Крымской войны стало приговором для мюридов. Они были нужны англичанам и французам лишь до тех пор, пока вынашивались планы расчленения России. А колоссальные потери отрезвили Запад. Про Шамиля и его воинов на мирных конференциях никто не вспомнил. Для Европы они теперь представляли лишь пропагандистскую ценность. Поддержка сократилась. А тем, кого имам поднял на войну, становилось ясно — в ближайшем будущем от западных и турецких союзников ждать нечего.

Последним наступлением на Шамиля руководили князь Александр Иванович Барятинский и его помощник, генерал-лейтенант Николай Иванович Евдокимов – сын простого солдата и казачки, связавший с Кавказом всю свою жизнь. Шамиля оттесняли в высокогорье. Чеченские и дагестанские аулы один за другим замирялись. Имам злился, нападал на них. Но тем самым превращал горцев в своих кровных врагов. В 1858 г. Евдокимов взял штурмом Шатой. Шамиль укрылся в Ведено. Но и сюда пришел Евдокимов, аул был захвачен. Имам ушел в Аварию. Там его настигла экспедиция генерала Врангеля. Он сумел ускользнуть в аул Гуниб, где и был осажден. Сюда прибыли Барятинский и Евдокимов. Предложили сдаться на условиях свободного выезда в Мекку. Шамиль отказался, готовился к обороне, заставил носить камни на укрепления даже своих жен и невесток. Тогда русские атаковали, овладели первой линей обороны. Окруженный имам после переговоров капитулировал. 8 сентября Барятинский отдал приказ: “Шамиль взят, поздравляю Кавказскую армию!”

Покорение Западного Кавказа возглавил Евдокимов. Развернулось такое же систематическое наступление, как на Шамиля. В 1860 г. было подавлено сопротивление племен по рекам Илю, Убину, Шебшу, Афипсу. Строились укрепленные линии, огородившие «немирные» области почти замкнутым кольцом. Попытки помешать строительству оборачивались для нападавших серьезнейшими потерями. В 1862 г. отряды солдат и казаков продвинулись вверх по Белой, Курждипсу и Пшехе. Мирных черкесов Евдокимов отселял на равнину. Никаким притеснениям они не подвергались. Наоборот, им предоставляли все возможные выгоды от нормального ведения хозяйства, торговли с русскими.

В это время сказался еще один фактор. Турция задумала создать собственное подобие казачества, башибузуков. Поселить на Балканах среди подвластных христиан, чтобы держать их в повиновении. А после Крымской войны, когда исчезла надежда прорваться к Кавказу, в Стамбуле вызрел проект привлечь в башибузуки черкесов и абхазов. К ним засылались эмиссары, вербуя переселяться в Турцию. Считалось, что они действуют тайно. Но Евдокимов через свою агентуру прекрасно об этом знал. Однако не препятствовал, а наоборот, поощрял. Уходили-то самые воинственные, непримиримые – ну и скатертью дорога! Русские посты закрывали глаза, когда караваны двигались к турецким границам или грузились на суда, войска отводились в стороны с пути их следования.

В 1863 г. на посту главнокомандующего Барятинского сменил брат царя великий князь Михаил Николаевич. Он приехал не только пожинать лавры. Он и полководцем был хорошим. Но его назначение было психологическим ходом. Горцам давали понять, что теперь-то им не устоять. А покориться брату царя было куда более почетно, чем “простым” генералам. Войска двинулись на завершающий штурм. В январе 1864 г. подавили сопротивление абадзехов в верховьях Белой и Лабы, овладели Гойтхским перевалом. В феврале покорились шапсуги. А 2 июня великий князь Михаил Николаевич принял присягу абхазов во взятом накануне урочище Кбаада (Красная поляна). Провел торжественный смотр войск, гремел салют. Это и было завершение войны.

Хотя надо сказать, что российская либеральная общественность по-прежнему презирала покорителей Кавказа. Опять пыжились подстраиваться под мнения Запада. Героев охаивали. Евдокимову, прибывшему в Петербург для получения наград, столичный бомонд устроил обструкцию. Его не приглашали в гости, уходили с раутов, где он появлялся. Однако генерала это не смущало, он говорил, что не их родных резали горские разбойники. Зато когда Евдокимов приехал на Ставрополье, жители организовали ему триумфальную встречу, стекались от мала до велика, забрасывали цветами. Что ж, их можно было понять. Дамоклов меч постоянной опасности, висевшей над здешними краями, исчез. Юг страны наконец-то получил возможность для мирного развития…

Источник

150 лет назад: День траура и изгнание черкесов

21 мая сего года исполнилось 150 лет окончания Великой кавказской войны, когда российская армия сломила долгое сопротивление черкесского народа, сражавшегося за свою свободу, и отняла у него его земли. Этот день именуется в черкесской истории Днем траура. Вскоре после 21 мая 1864 г. российское командование ускорило массовую депортацию западных черкесов (адыгов), начатую несколькими годами раньше, из Сочинского региона, Адыгеи и сопредельных районов.

После ГУЛАГа, коллективизации, голодомора, Катыни, Куропат, мясорубок Второй мировой войны и т.д. в российской истории, казалось бы, не осталось значительных белых пятен. Исключением является истребление черкесского народа. В медийном пространстве этому событию почти не уделяется внимания, а в политических кругах оно, по сути, табуировано.

«Демонтаж» черкесских земель обернулся катастрофическими жертвами. Общая численность западных черкесов (адыгов), выселенных в 1858-1865 гг., составила приблизительно 800 000 человек (свыше 90% населения), и к 1866 г. западных черкесов на родине оставалось только около 50 000. Общая же численность всех народов Северного и Западного Кавказа, выселенных российской администрацией в Османскую империю в 19 — начале 20 в., составляет 1,1 млн. человек (Кушхабиев А.В., сс. 13, 15). Этническая чистка этого региона стала, пожалуй, самой фундаментальной в истории России, непревзойденной даже злым гением Сталина. В марте 1864 года великий князь Михаил Николаевич рапортовал военному министру: «Все пространство северного склона к западу от р. Лабы и южный склон от устья Кубани до Туапсе очищены от враждебного нам населения». На документе имеется надпись, сделанная императором Александром II: «Слава Богу» (Проблемы Кавказской войны и выселение черкесов в пределы Османской империи. Сб. арх. материалов. Нальчик, 2001. с. 260). Всего в ходе насильственного переселения в Османскую империю погибло, как минимум, 20% выселенных жителей Северного и Западного Кавказа, т.е., более 200 000 человек. По оценкам историка и чиновника Адольфа Берже, современника тех событий, число погибших составляет почти 400 000 (см. здесь). Вдумайтесь в эти цифры: 400 000. 40% населения. Это все равно, как если бы на протяжении нескольких лет в сегодняшней России погибло почти 60 миллионов ее жителей. Все знают о геноциде армян, а между тем, по соотношению числа жертв к числу населения черкесский геноцид – масштабней армянского, и уж, по крайней мере, никак не уступает последнему. Тем не менее, в России (за исключением Северного Кавказа) говорить о черкесском геноциде не принято. Более того, на сегодняшний день его признал только парламент Кабардино-Балкарии, а за пределами РФ — только парламент Грузии.*

Тысячи и тысячи черкесов на протяжении более чем века добиваются права вернуться на родину, но российские власти не зависимо от того, какая эпоха стоит на дворе – имперская, коммунистическая или пост-коммунистическая – проявляют удивительное единодушие, год за годом отказывая им в возвращении на родину, откуда их изгнали. Единственным мало-мальски заметным исключением стало переселение 174-х адыгов из Косово в Адыгею в конце 1990-х гг. Позиция нынешних властей РФ в отношении изгнания черкесов напоминает позицию Кремля брежневского периода в отношении крымских татар: да, нехорошо, что изгнали, но, по большому счету, они сами виноваты, так что пусть остаются там, куда их выслали. И черкесы остаются. Что им еще делать? Большинство из них вот уже несколько поколений назад обустроились в Турции, Иордании, Израиле, но есть и такие, что продолжают стремиться на историческую родину – как стремились евреи в Израиль, немцы из Казахстана и Средней Азии – в Германию, крымские татары – в Крым ит.д. Сейчас права на возвращение добиваются сирийские черкесы, но российские власти их запросы, конечно, игнорируют. У Кремля вообще очень хорошо получается не замечать неудобные моменты. Какую озабоченность у него вызывает, например, судьба соотечественников, якобы угнетаемых «киевской хунтой»! Но судьба черкесов – юридически и фактически тех же соотечественников (государство ведь многонациональное как бы) — никакого интереса у российских властей не вызывает, хотя в той же Сирии оставаться сейчас крайне опасно для жизни. Даже столь важная дата, как 150-летие окончания Войны, великий День траура для Северного Кавказа, была российским руководством не замечена. Бог судия этому руководству! А я почту память сотен тысяч погибших. Великое стремление к свободе – великие жертвы.

Читайте также:  С днем свадьбы дружище

Иллюстрация: Петр Грузинский, 1872. Оставление горцами аула при приближении русских войск.

*Примечание ah: После признания геноцида черкесов Кабардино-Балкарией (1992 г), таковой был также признан Адыгеей (1994 г).

Источник

День скорби и памяти черкесского народа

В истории адыгов самая трагичная страница – Кавказская война длиной в 101 год (1763-1864 гг.), когда большая часть народа была истреблена и изгнана из родных земель на чужбину – в Турцию. Это повлекло не только физически невосполнимые потери, но и духовные. Прервалась связь поколений, был нанесен огромный ущерб культуре адыгов. Древо жизни адыгов трансформировалось в древо скорби. Но в нем сохранилась жизнь. И день за днем, год за годом идет восстановление внутренней гармонии, обретение своего неповторимого лица. Поэтому 21 мая – знаковый день для адыгов всего мира, потому что память о прошлом дает надежду на будущее. Мы связались в онлайн-режиме с Баксанским районом, чтобы узнать, как у условиях пандемии будет отмечаться день скорби.
Это надо не мертвым,
это надо живым
Альберт БЕКОВ, начальник управления культуры г.о. Баксан:
— В Баксане в онлайн-режиме запланирован ряд мероприятий, посвященных Дню памяти адыгов. В городской библиотечной системе запланирована онлайн-беседа «Вехи истории Кавказской войны». Также пользователи интернета смогут посмотреть литературно-музыкальную композицию в исполнении народного ансамбля «Джегуако». А детская школа искусств опубликует на своем сайте тематические рисунки школьников. В прямом эфире выступит народный ансамбль «Ридада». Надо сказать, что интерес к истории и хронике Кавказской войны у молодежи есть. Работники библиотечной системы будут выкладывать в эти дни архивные материалы, записки о Черкесии писателей и офицеров царской армии. На мой взгляд, Кавказская война должна быть освещена в школьных и вузовских учебниках, чтобы молодежь узнавала об этих событиях не от посторонних лиц без специального образования, а от профессионалов, знающих историю и работающих непосредственно с документами. Я в свое время, окончив школу, поехал учиться в Краснодар и там познакомился с этнической группой бжедугов, которые рассказали мне об этой войне. Испытал тогда потрясение. Я не имел понятия о нашей национальной катастрофе, не знал, что мой народ рассеян по миру. Знание истории и своих корней необходимо каждому человеку. Замалчивание порождает вопросы и недоверие. История не может быть линейно предсказуемой, в ней, как в жизни человека, неизбежны ошибки, падения, но их надо проговаривать, анализировать, давать оценку и через покаяние выходить на новые рубежи. Убежден, основа любви к своей стране – знание ее истории. Мы должны быть патриотами, это естественное чувство для каждого гражданина. Поэтому я за то, чтобы Кавказская война стала открытой темой. Чтобы исключить попытки переписать историю псевдоисториками.

До этого года мы выезжали к мемориалу жертв Кавказской войны. На мой взгляд, этот памятник отражает масштабность трагедии адыгов. Наша делегация всегда присутствовала на церемонии зажжения 101 свечи на территории мемориала и в траурном конном шествии. Верю в наше доброе будущее и в нашу молодежь, в ее созидательную силу.
Национальный
компонент
образования важен
Тамара АБРЕГОВА, начальник управления образования администрации Баксанского района:
— День памяти адыгов – важная дата в воспитании подрастающего поколения. Мы говорим о нашей истории не только в этот скорбный день, национальная тема присутствует в ежедневной работе. Делаем акцент на том, что, несмотря на трагические страницы нашей истории, адыги смогли сохранить свою духовность и нравственность — наш красивый гортанный язык, хабзэ, песни, танцы, эпос. В моем понимании адыг – прежде всего носитель адыгской культуры. Мы уже четыре года проводим интеллектуальную игру «Умницы и умники» по кабардинской литературе и нартскому эпосу, придумали игру по знанию творчества поэтов Баксанского района. Наши предки сто лет воевали за сохранение своего ментального самобытного мира, и лучшая память о жертвах – знание своих истоков, прежде всего языка. В прошлом году в мае мы проводили читательские конференции, классные часы, показы документальных фильмов, в этом году в сложившихся условиях мероприятия пройдут в онлайн-режиме. Повторюсь, формирование национального самосознания у подрастающего поколения – многолетний и кропотливый труд. К сожалению, когда я училась в школе, нам ничего не говорили о Кавказской войне. Однажды во время отдыха в Краснодарском крае была на экскурсиях, наши гиды рассказывали об истории этих земель, и я только тогда поняла, что нахожусь там, где жили мои предки. Потом прочитала роман Баграта ШИНКУБЫ «Последний из ушедших», и это стало для меня откровением. Затем «По тропам истории» и другие книги по крупицам воссоздавали в моем сознании прошлое. Думая о будущем нашего народа, каждый должен чувствовать и свою ответственность за него.
Радима НАГОЕВА, руководитель совета женщин Баксанского муниципального района, директор Центральной библиотечной системы Баксанского района:
— В Баксанском районе семнадцать библиотек и еще четыре в г. Баксане. Наш фонд составляет четыреста тысяч книг. Мы работаем в тесной связи со школами, воспитанию молодежи уделяем большое внимание. Сейчас начали выкладывать ролики по Кавказской войне. У нас есть электронная библиотека, и я должна сказать, что молодежь много читает и с удовольствием участвует в наших мероприятиях. Это очень радует. Я знала о Кавказской войне с детства: отец рассказывал (он прожил 105 лет), что в Шалушке учился в одном классе с Алимом КЕШОКОВЫМ. Мой родительский дом расположен на улице Кешокова. Сейчас живу в Баксане на улице Шогенцукова и работаю в библиотеке имени Шогенцукова. Очень люблю национальную культуру. «Адыги» Исхака МАШБАША, «Последний из ушедших» Баграта Шинкубы, серия «Кавказ» Виктора и Марии КОТЛЯРОВЫХ и многие другие произведения открыли мне мир адыгов. После наших мероприятий и молодые, и люди зрелого возраста просят книги по истории, чтобы они были у них дома как семейные реликвии. Память жива.
Людмила ХАШКУЛОВА, председатель совета женщин г.о. Баксан, главный врач ГБУ «Стоматологическая поликлиника» г.о. Баксан:
— Радует, что история Кавказской войны озвучивается, правильно, что о ней говорят и молодежь интересуется прошлым. Вместе с тем считаю недопустимым проекцию прошлого на наши дни. Прошлое должно быть в прошлом, а сегодня мы должны заниматься созиданием. Сейчас есть реальная возможность развивать наш язык, мы можем соблюдать наши древние обычаи, суть которых сводится к взаимному уважению и любви друг к другу. Адыги умели беречь природу, были тонко чувствующими людьми. В день памяти и скорби думаю прежде всего об этом: не потерять бы духовное наследие предков и внести в него свою лепту. Память о Кавказской войне должна нам дать силу творить добро. Человек, который знает свою культуру, является патриотом своего народа, открыт для восприятия других культур, как правило, интернационалист. В День памяти адыгов — жертв Кавказской войны желаю моему народу найти свою нишу и сохранить наш уникальный внутренний мир.

Источник